Оформить подписку.

Имя (регистрация)

Пароль (вспомнить)

Войти без регистрации, используя...

СТАТЬЯ

Конные заводы Новой Зеландии глазами очевидца. Часть 2

24 апреля 2017

Продолжаем путешествие по конным заводам Новой Зеландии и знакомимся с людьми, которые создают скаковую индустрию этой страны.

Автор: Виолетта Дегтярева


Жеребец О-Рейли, конный завод Waikato
Фото: Trish Dunell


Лошади на выпасе


Конный завод Rich Hill

КОНЕЗАВОД «ПЛОДОРОДНЫЙ ХОЛМ»

В конезавод «Плодородный холм» я поехала сразу после конезавода «Дубы». Встречал меня молодой парень Майк Рене, ответственный за маркетинг и связи с общественностью. Провел по конезаводу, ответил на вопросы, подарил подарки, а потом выслал фото.

Как всё начиналось

Владелец конезавода – Джон Томпсон, сын известного ветеринара, основавшего ветеринарную клинику, до сих пор существующую в Новой Зеландии. С детства Джон ухаживал за лошадьми вместе со своими многочисленными братьями и сестрами.

В университете Джон изучал ветеринарию и сельское хозяйство и сначала думал выращивать коров, но к началу его карьеры рынок молочной продукции просел, а коннозаводство было на подъеме. Джон решил заняться разведением лошадей и для начала – набраться передового зарубежного опыта. По протекции он поехал поработать в Ирландию на конезавод Castelhyde известной коннозаводческой империи «Кулмор», потом в Англию – на конезавод Whitsbury Manor Stud – и, наконец, на конезаводы в штате Кентукки, США. Это был 1986 год, коневодство было в самом расцвете, деньги лились рекой. В случных манежах висели люстры, а на аукционе в Кинленде за жеребенка могли заплатить 13 миллионов долларов.

По возвращении на родину Джон два года проработал в конезаводе «Кембридж», а потом подвернулась возможность поработать управляющим на одном из конезаводов.

Когда конезавод – акционерное общество

В 80-х годах прошлого столетия многие новозеландцы стали инвестировать в коневодство по причине значительных налоговых льгот. Многие успешные конезаводы превратились в акционерные общества. По сравнению с частными конезаводами, конезаводы-акционерные общества выплачивали высокую зарплату управляющему и директорам, а также дивиденды акционерам, при этом на содержание инфраструктуры и поголовья тратили по остаточному принципу.

Коневодство, как отрасль, превратилась в мыльный пузырь и кризис был неизбежен. После падения рынка акций в 1987 году многие конезаводы-акционерные общества оказались на грани банкротства. Та же участь постигла и конезавод, где Джон работал управляющим. Однажды утром к нему пришли судебные приставы со словами «Теперь вы работаете на нас». Конезавод выставили на торги, а расходы урезали до самых необходимых – только на корм лошадям и неотложные ветеринарные услуги.

Как «Вечнозеленая сторожка» стала «Плодородным холмом»

Своих работников и клиентов Томпсон не бросил: сначала арендовал небольшую площадь на том же конезаводе, а потом купил обанкротившийся конезавод неподалеку. Деньги взял у родителей и адвоката Алана Гэлбрейта, которого знал по прежней работе.

Вложил Томпсон и свои деньги, которые накопил от продажи лошадей: свою первую кобылу он купил жеребой за 10 000 долларов, а жеребенка от нее продал за 90 000 долларов. У Джона на лошадей всегда был «нюх».

После покупки он переименовал конезавод из «Вечнозеленой сторожки» (Evergreen Lodge) в «Плодородный холм» (Rich Hill) – по названию деревни в Северной Ирландии, откуда приехал его дед по материнской линии, и где была очень плодородная земля. Этот конезавод существовал с 1969 года и имел всю необходимую инфраструктуру: конюшни, офис, помещения. А со временем к имеющимся 45 гектарам прикупили ещё 85 гектар.

В названии конезавода не зря появилось слово «холм»: он расположен на холмистой местности и кобылы с жеребятами вынуждены постоянно ходить то вверх, то вниз. А это хорошо укрепляет связки и суставы. Легкоатлеты, которые бегают по пересеченной местности, всегда крепче тех, кто бегает только по ровной поверхности.

Хороший производитель – залог успеха

Сначала на конезаводе были только кобылы. Но все чаще, отводя кобылу на случку в другие конезаводы, Джон задумывался: зачем отдавать деньги на сторону и почему не завести собственного производителя. Клиенты его поддержали, и так на заводе появился жеребец Пентайр (Pentire), у которого в послужном списке были две престижные победы в Англии и Ирландии. До того, как приехать в Новую Зеландию, жеребец успел поработать производителем в Японии и Германии. Но основной успех его ждал в Новой Зеландии.

Пентайр оказался весьма разносторонним производителем: его дети побеждали на гладких скачках первой группы на дистанции от 1200 до 3200 метров, а также на престижных барьерных скачках. Одним из лучших стал Муфхаза (Mufhasa), выигравший десять скачек первой группы и дважды становившийся “Лошадью года” в Новой Зеландии, другой – жеребец Экселлент (Xcellent), выигравший четыре скачки первой группы и тоже дважды становившийся “Лошадью года”. В 2015 году его сын Принц из Пензанса (Prince of Penzance) выиграл Мельбурнский Кубок в Австралии. Пентайр до сих пор является одним из лучших производителей Новой Зеландии.

Сейчас в конезаводе 40 кобыл, из которых 30 имеют прекрасное происхождение. Раньше, чтобы найти деньги на развитие конезавода, Джон был вынужден продавать молодых кобыл с хорошей родословной вместо того, чтобы отдавать их в тренинг, скакать, а потом оставлять для разведения. А уж покупать первоклассных кобыл Джон смог себе позволить только в последние 10 лет. Но все-таки главное – это хороший производитель, а иначе, считает Джон, учитывая высокую конкуренцию в современном коннозаводстве, лучше пойти и заняться чем-то другим.

В конезаводе сегодня стоит пять жеребцов производителей. Двадцать лет назад, когда Джон Томпсон организовывал парад жеребцов-производителей, только в одном округе Матамата жеребцы-производители стояли в десятке конезаводов, а сегодня – только в двух: в «Плодородном холме» и в «Вайкату». А ведь выбор производителей очень важен.

Самый красивый конезавод

Джон Томпсон верит, что «первые десять лет в отрасли уходят на то, чтобы узнать ходы-выходы, вторые десять лет – на самоутверждение и только последующие десять лет – на развитие». Сейчас у него наступило как раз это самое третье десятилетие. А ещё, сравнивая свою работу на конезаводах в США, Англии и Ирландии, Джон считает, что «здесь для коневодства – самые лучшие климат и пастбища».

Стоя на вершине плодородного холма и любуясь открывающимся видом, я думала, что если бы когда-нибудь я захотела свой конезавод, то хотела бы иметь что-то очень похожее на этот.

Официальная страница конного завода Rich Hill

КОНЕЗАВОД «ВАЙКАТУ»

Конезавод «Вайкату» – это шестьсот гектар шикарных пастбищ в округе Матамата. Приехала туда я в середине января 2015 года, и встречал меня Гарет Дауни, тамошний консультант по коннозаводству. В смысле информативности это был мой самый ценный визит в Новой Зеландии.

Особенно запомнилось, что новозеландские лошади, скачущие в Гонконге, имеют самый низкий показатель травматизма – всего 2,4% (травмированных от общего числа лошадей, рожденных в Новой Зеландии и скачущих в Гонконге). У лошадей, рожденных в других странах, этот показатель в среднем равняется 14%.

Неисповедимы пути господни

Конезаводом «Вайкату» владеет семья Читтиков, её глава – Гарри Читтик, купил его в 1993 году. А коннозаводчиком Гарри стал совершенно случайно. Все началось с увлечения недвижимостью: в 18 лет он купил ферму, привел ее в порядок и продал с прибылью. На вырученные деньги купил ещё несколько участков земли, которые вместе со своей женой Мэри собирался привести в порядок и распродать по частям. Но тут эти участки перевели в другую земельную категорию, и они выросли в цене. Часть земли выкупило государство, а оставшуюся часть продать не представлялось возможности, не заплатив 90-процентного налога.

По этому поводу Читтики судились с государством, даже дошли до Верховного суда, но в конце проиграли. Единственным выходом было использовать эту землю под коннозаводство, тут хотя бы были налоговые льготы. И Гарри решил: «Если потеряю деньги на разведении лошадей, то это все-равно будет не больше, чем заплатить 90 процентов налога».

На дворе был 1975 год. Гарри переоборудовал стоявшие на участке амбары под конюшни, подправил заборы, купил жеребца Сьюпер Грей (Super Gray) и несколько кобыл старше 13 лет, среди которых была и 17-летняя Венона Гёл (Wenona Girl), потом ставшая бабушкой скакуна Кинжита (Kinjite), трехкратного победителя скачек первой группы.

Налоговые льготы были значительные: 50 процентов на доходы от жеребца-производителя и полное освобождение от налога на доход от возрастных кобыл. Да еще и жеребец-производитель Сьюпер Грей, по совместительству сын Нижинского и полусестры Секретариата, поначалу пользовался большим успехом. Гарри даже пожалел, что не стал коннозаводчиком раньше.

Кто ищет, тот всегда найдёт

В принципе Читтики не собирались быть только коннозаводчиками. Они планировали быть просто фермерами: занимались сельским хозяйством, выращивали пшеницу и скот, а коней разводили уже заодно. Со временем они все-таки продали тот земельный участок с конезаводом и присмотрели себе другой – «Санта Роза» – в более теплом и плодородном округе Манавату.

Конезавод «Санта Роза» был основан в 1890-х, и почти сто лет принадлежал одной семье. И хозяева «Санты Розы» поначалу не хотели отдавать его в чужие руки, но Читтики доказали свое дальнее родство с ними и получили конезавод в собственность.

К тому времени Гарри успел полюбить селекционную работу и понимал ценность хороших линий. Но с производителями ему долго не везло. Первый жеребец Сьюпер Грей оказался не самым успешным. Пара купленных потом жеребцов из Европы с хорошими родословными и скаковыми карьерами тоже не оправдали надежд.

И вот однажды на австралийских скачках в Флемингтоне Гарри Читтику приглянулся трехлетний Сёртэйн (Centaine), пришедший шестым в скачке первой группы. Гарри сразу предложил его владельцам 700 000 долларов, но те не продали жеребца, надеясь получить обещанный миллион в случае его победы на скачке первой группы в США.

А зря не продали. Сбылась примета, по которой если за лошадь предлагают хорошую цену – её обязательно надо продать… В том же году жеребец повредил тазобедренный сустав и достался Гарри уже за 400 000 местных долларов.

Из первой же ставки жеребят Сёртэйна девять из сорока двух стали победителями престижных скачек, а тринадцать выиграли скачки в двухлетнем возрасте. Успех производителя был полным, и его жеребята продолжали продаваться на аукционах в среднем по 80 000 долларов даже после кризиса рынка акций 1987 года, когда многие конезаводы пошли с молотка.

До того времени новозеландские коннозаводчики предпочитали импортных жеребцов-производителей, и только Гарри считал, что местный жеребец может быть не менее успешен. И его расчёт оправдался.

О’Рейли, или торжество местных производителей

В 1993 году Читтики продали конезавод «Санта Роза» и купили конезавод «Вайкату» в округе Матамата, где климат был ещё мягче, а пастбища – ещё лучше. Благодаря волшебным пейзажам, округ Матамата был выбран для строительства сказочного Хоббитона во время съёмок фильма «Властелин колец». На пастбищах в Матамата кобылы могут пастись круглый год, получая на 20 процентов больше протеина, чем в других местах. А жеребята здесь лежат всегда на теплой земле и потому им требуется в два раза меньше твердого корма по сравнению с другими местами.

В наследство от прежних хозяев Читтикам достался и элитный жеребенок от жеребца Ласт Тайкун (Last Tycoon) и кобылы-многократной победительницы скачек первой группы Куртцы (Courtza). Многие на него заглядывались, группа товарищей даже была готова выложить 525 000 долларов на предстоящих торгах. Но на торги жеребенок так и не попал.

Тренер Дейв О’Салливан заказал его ветеринарное обследование, которое показало дефект гортани. Повторное обследование диагноз не подтвердило, но «осадочек остался» и Гарри это знал. Он снял жеребенка с торгов и отправил его тренироваться в Мельбурн под кличкой О’Рейли – в честь известного регбиста и медиа-магната Тони О’Рейли. Жеребенок хорошо показал себя в тренинге, но как-то раз после утреннего галопа метнулся от встречных лошадей, упал в ров и порвал себе связки.

Восстанавливался О’Рейли в родном конезаводе, а потом вернулся к тренировкам и первую же скачку выиграл с отрывом в семь корпусов. За этим последовали и другие, не менее впечатляющие победы, у более известных и взрослых спринтеров. Но не везет, так не везет: во время одной из скачек О’Рейли так сильно травмировался, что был вынужден навсегда оставить скаковую карьеру и начать карьеру жеребца-производителя.

Cын Гарри – Марк – потом женился на дочери того тренера Дейва О’Салливана – Лизе. Лиза помогала развивать конезавод, но умерла от лейкемии, так и не увидев, как в 2014 году конезавод «Вайкату» был признан ведущим продавцом на главном аукционе Новой Зеландии. Неисповедимы пути господни.

Их залог успеха

Теперь не только Гарри Читтик, но и его сын Марк, ищут местных жеребцов, хорошо зарекомендовавших себя на скачках в Новой Зеландии и Австралии на дистанции 1600 м. В отличие от большинства скачек в США и Европы, в этом регионе скачут по прямой по траве и сравнительно на небольшие дистанции. А потому здесь важно уметь ускориться в конце, в отличие от Европы и США, где важнее умение задавать темп во время скачки.

Сегодня в конезаводе 220 кобыл и шесть жеребцов-производителей, среди которых – Савабил (Savabeel), сын и внук в прошлом лучших новозеландских производителей – Забила и Сэра Тристрэма. В конезаводе родились более 30 победителей скачек первой группы, среди которых – чемпион мира на коротких дистанциях – майлер Стакрафт (Starcraft).

Помимо таланта коннозаводчика, у Гарри Читтик всегда был талант стратега: свою деятельность он планировал как минимум на четыре года вперед. Именно за это время он определял племенную ценность той или иной лошади и мог возместить потраченные на нее деньги. Не забывал он и об отдыхе жеребцов-производителей, и о работе по улучшению маточного поголовья, ежегодно отправляя по десять кобыл с хорошей родословной в тренинг и на скачки.

За последние двадцать пять лет Гарри Читтик пять раз становился лучшим новозеландским коннозаводчиком. В 2012 году он передал руководство конезаводом своему сыну – Марку. Передал вместе со своим девизом: «Решись и сделай».

Официальный сайт конного завода Waikato

В статье использованы материалы книги Where Champions Are Born. Автор - Aidan Rodley.

ОБСУЖДЕНИЕ

Сейчас на сайте
Зарегистрированные: l-klad, Бершадская Наталья, Янида, Keikko, ...