Оформить подписку.

Имя (регистрация)

Пароль (вспомнить)

Войти без регистрации, используя...

ФОТО НЕДЕЛИ


Alex68

« к странице пользователя


Alex68

Невозможно договориться с собственным киллером

31 мая 2011, 08:52:59
Александр Терентьев-мл.
 

Администрация Обамы до сих пор сомневается в том, соответствует ли американским интересам падение режимов Хосни Мубарака в Египте, Бен Али в Тунисе и Али Абдаллы Салеха в Йемене. Ведь эти правители не раз демонстрировали свою преданность Белому дому и активно сотрудничали с Америкой в борьбе с терроризмом. Но, как отмечает Washington Post, «время авторитарных ближневосточных лидеров прошло, и США вынуждены приспосабливаться к новым реалиям». О роли Вашингтона в регионе корреспондент «Однако» Александр Терентьев-мл. побеседовал с президентом Института Ближнего Востока Евгением Сатановским.

— Некоторые политологи убеждены, что события на Ближнем Востоке развиваются по сценарию, который был разработан в Вашингтоне. Но тогда чем объяснить растерянность американцев? Почему Соединенные Штаты шарахаются из стороны в сторону, то обещая жестко отстаивать свои интересы в регионе, то собираясь бросить его на произвол судьбы?

— США любят делать вид, что они не только заранее знали о важных исторических событиях, но и стояли у их истоков. Образ гегемона, полностью контролирующего ситуацию в мире, — это часть пиара, в котором американцы не знают себе равных. Однако в действительности все несколько иначе. Никакого заговора англосаксов и жидомасонов во главе с Бильдербергским клубом не существует. Политики в Вашингтоне лишь делают вид, что управляют системой, пытаясь удержаться в раскачивающейся на волнах лодке. И многие эксперты с ностальгией вспоминают эпоху биполярного мира, когда у двух сверхдержав был набор «своих» сукиных сынов, с которыми они могли договариваться. Сегодня ситуация изменилась, и правители, пришедшие к власти в результате «жасминовых революций» на Ближнем Востоке, скорее всего, договариваться ни с кем не захотят. Волнения и бунты в мусульманских странах, которые по недоразумению называют демократическими твиттерными революциями, арабской весной и прочими благоглупостными словами, на самом деле мало чем отличаются от других государственных переворотов. Бастилию брали без всяких твиттеров, для февральской революции 1917 года не потребовалось фейсбука. И когда наивные мечтатели отплясали на пляс Бастиль с фиалками и порадовались отречению государя-императора, на смену им пришли не столь образованные, но зато более прагматичные и жесткие политики, запустившие машину террора. Этот сценарий может повториться и на Ближнем Востоке, если до власти все-таки доберутся исламисты.

— Как в этом случае будет вести себя Америка? И какова вообще стратегия США на Ближнем Востоке?

— У Соединенных Штатов нет здесь ни стратегии, ни тактики. И ярким тому доказательством является провальная операция по уничтожению бен Ладена. Мир до сих пор не может понять, что произошло в Абботабаде. То ли пакистанские спецслужбы выдали своим американским коллегам замороженную тушку Усамы, который умер несколько месяцев назад, то ли действительно была проведена фантасмагорически успешная операция. Конечно, никто не обращает внимания на заявления правозащитников, сетующих, что террорист № 1 был убит без суда и следствия, однако стремительное утопление бен Ладена, отказ продемонстрировать мировым СМИ его труп или хотя бы фотографию трупа, ставят США в комичное положение. Удивляет и решение захоронить главного врага Америки в море, вместо того чтобы кремировать его и развеять пепел. Оказав почести бен Ладену, американские военные совершили серьезную ошибку. Ведь такие заигрывания с врагом на Ближнем Востоке всегда воспринимались как проявление слабости. И, похоже, прав был Стэнли Маккристал, генерал, командовавший американскими войсками в Афганистане, который выступил год назад с жесткой критикой Госдепа, окружения вице-президента Джо Байдена и их взаимодействия с Пентагоном, ЦРУ и другими силовыми структурами. В доме этих Облонских действительно творится полное безобразие. Каждый тянет одеяло на себя, и соперничество чиновников не позволяет выработать внятный внешнеполитический курс.

— Как все-таки будут складываться отношения США с исламистами?

— Президент Мубарак Хусейн Обама, или Барак Обама, как он сам себя называет, сокращая первое имя на американский манер, полагает, что ему не составит труда договориться с этими людьми. Его дед Хусейн Оньянго Обама — знахарь из кенийского племени южные луо — исповедовал ислам, детство он провел в Индонезии, учился в мусульманской школе. И не мудрено, что многие считают его самым антиамериканским из всех президентов США. Обаме очень хотелось бы быть своим для представителей исламской уммы. В конце концов, у него ведь курчавые волосы, он правильного цвета. Он такой же, как и они, по крайней мере он себя таким чувствует. Не случайно во время его каирской речи братья-мусульмане сидели в первых рядах. Вопрос в том, ответят ли ему исламисты взаимностью? Маловероятно. Вспомним, как они отреагировали на призывы Обамы к примирению: «Белая собака или черная — все равно собака».

Конечно, американский президент — человек сдержанный и не реагирует на такие провокации. Он продолжит гнуть свою линию в надежде усидеть на всех стульях. Оглядываться на электорат ему не приходится: демократы в отличие от республиканцев всегда снисходительно относились к рискованным внешнеполитическим играм. Но проблема в том, что Соединенные Штаты однажды уже играли в такую игру. В 1980-е годы Вашингтон поддерживал добрых верующих мусульман против проклятых советских безбожников, вторгнувшихся в Афганистан. Правда, потом эти добрые мусульмане обратили оружие против Америки, произведя такие разрушения, которые теоретически могли случиться лишь в разгар ядерной войны США и Советского Союза, если бы американская система ПВО пропустила русские ракеты. Никаких русских ракет, а Нижний Манхэттен в руинах, здание Пентагона разрушено, население страны в панике. Все это четко показывает, к чему могут привести договоренности с исламистами. Невозможно договориться с собственным киллером. О чем? О том, когда и из какого оружия он вас убьет? На сегодняшний день в политическом исламизме доминирует радикальное течение, представители которого не собираются ни с кем договариваться. Радикалы, конечно, используют американских и европейских «хавага» — полезных идиотов, чтобы проникнуть внутрь западного общества, пустить там корни, создать свои ячейки, завоевать местные мусульманские общины, уничтожить умеренный муфтият. Данную схему пытались применить в Чечне, пока старший Кадыров не понял, что происходит. Такая модель привела к превращению светского Пакистана в гнездо политического исламизма. Стоит отметить, что исламистская пакистано-саудовская ось, пружина, которая начала разворачиваться в 1980-е годы при активной поддержке США, сейчас стала абсолютно неуправляема. Поводом для ее создания было советское вторжение в Афганистан. Но СССР давно уже нет, а она закручивается все сильнее.

— Итак, вакуум власти, создавшийся на Ближнем Востоке после падения старых режимов, постепенно заполняют исламисты...

— Да, радикальные исламисты становятся главным действующим лицом во всем регионе: от Марокко и Мавритании до Пакистана и от российских до южноафриканских границ. Причем, Черный континент сейчас не отстает в этом смысле от арабского мира. Посмотрите на карту Африки: вы увидите, что за последнее время, этот материк очень сильно «позеленел» (зеленым обычно обозначаются исламские регионы). Конечно, сложно предсказать, как будут развиваться события. Ну, кто в мае 1917 года мог предвидеть октябрьский переворот и кто бы мог подумать, что де-факто распад Советского Союза произойдет за три августовских дня 1991 года. Очевидно одно: карта Ближнего Востока будет стремительно меняться и поколения через три изменится до неузнаваемости. После того, как на референдуме в Южном Судане было принято решение об отделении от Хартума, стало очевидно, что постколониальные границы более не являются константой. И если развалился Судан, почему территориальную целостность должны сохранять Нигерия и Конго, Ирак и Пакистан, Афганистан и та же самая Саудовская Аравия? Потому что границы этих стран были произвольно прочерчены кем-то в первой половине XX века? Потому что ООН — этот реликт Второй мировой войны — не признает новые государственные образования? Ну и что? В мире существует множество серых зон — непризнанных республик, которые не получили благословения со стороны ооновских чиновников. Но как бы эти чиновники ни надували щеки, де-факто Абхазия и Приднестровье, например, являются независимыми государствами. Ничего они не смогут сделать и с ближневосточными сепаратистами, и в ближайшие десятилетия мы будем наблюдать распад многих стран региона и кардинальную перекройку границ, которая будет сопровождаться ожесточенными войнами. Вряд ли удастся избежать жесткого конфликта между Ираном и Саудовской Аравией, суннитским и шиитским проектом, а также противостояния новой Оттоманской империи с Персидской националистической империей. Чем закончится такое противостояние, страшно себе представить. Но последнее, что будет волновать тех, кто вступит в схватку за власть на Ближнем Востоке, — это создание палестинского государства. Никто уже не воспринимает всерьез маленького несчастного зомби, которого все еще пытаются оживить чиновники ООН. Они тащат этот чемодан без ручки, который тяжело нести, но жаль выбрасывать, в первую очередь для того, чтобы доказать собственную значимость.

источник: http://www.odnako. org/magazine/material/show_10858/

ОБСУЖДЕНИЕ

Сейчас на сайте
Зарегистрированные: Darya__04__, Anastasiya Napolskikh, Анастасия_Послушаева, ...