Оформить подписку.

Имя (регистрация)

Пароль (вспомнить)

Войти без регистрации, используя...

СТАТЬЯ

"Сотрудничество между спортсменом и заводчиком - залог успеха"

1 ноября 2021

Интервью с Олегом Всеволодовичем Шейко, заводчиком ганноверских лошадей и владельцем племенного хозяйства "Элитар", о разведении спортивных лошадей в современных реалиях, научном подходе и планах на будущее.

Автор: equestrian.ru

Наше первое интервью состоялось в 2008 году. Конный спорт в стране был на подъеме, на Олимпиаду в Гонконг квалифицировались спортсмены во всех дисциплинах конного спорта, а Александра Корелова заняла шестое место в личном первенстве – результат, который с того момента пока не удалось превзойти. За прошедшие 13 лет мы видели не только подъемы, но и спады. Как они отражаются на работе вашего коневодческого хозяйства? Вносите ли вы какие-то коррективы в свою стратегию, или, выбрав одну линию, сохраняете ее твердо и без колебаний?

В сентябре 2008 года в мире произошел колоссальный экономический кризис, и на момент нашей беседы его глубину осознали только серьезные специалисты. Коневодство динамично развивается только в странах с благополучной экономикой. До 2008 года в нашей стране у людей были ресурсы, в конный спорт пришло много состоятельных людей, которые вложили в него серьезные деньги. То, что мы этим неумело распорядились, – это отдельный вопрос. Но в 2008 году все пошло на спад и в мире, и в стране, и сейчас мы продолжаем движение по наклонной плоскости.

Как и любая другая отрасль экономики, коневодство при правильном ведении дел должно адаптироваться к внешним условиям, как к хорошим, так и плохим. Моя концептуальная установка не поменялась – я продолжаю заниматься коневодством на профессиональной основе, но, безусловно, приходится вносить коррективы.

Все началось много лет назад с ганноверского жеребца выездкового направления Уорлд Даймонда, которому сейчас 23 года. Затем к выездке я добавил конкур и троеборье. С одной стороны, диверсификация позволяет расширить базу потенциальных покупателей, но с другой – требуются больше знаний и усилий, чтобы производить качественных лошадей для всех трех дисциплин.

13 лет назад можно было позволить себе «идти широким плугом». У меня было собрано много кобыл, но с того момента я сократил поголовье, отобрав только первоклассных маток, соответствующих племенным программам. Немцы говорят: «Если хочешь заняться коннозаводством – купи самую дорогую кобылу, которую можешь себе позволить».

В отличие от многих племенных хозяйств Германии, где широко развито ИО (искусственное осеменение), я держу у себя действующих жеребцов-производителей. Сейчас у меня продуцируют Сандро Маринеро, Кваренги, Нобре и Уорлд Даймонд. Все они лицензированы Ганноверским Союзом Германии.

Из ежегодного приплода я оставляю в саморемонт только самых лучших, без компромиссов. У меня есть четкий селекционный план на каждую лошадь на много лет вперед, он построен на фактах, знаниях и научных исследованиях. Такой системный подход дает системный эффект.

Какую лошадь вашего разведения вы считаете наиболее успешным воплощением вашего замысла как конезаводчика?

Как известно, успех у чистокровных лошадей меряется финишным столбом, а у спортивных лошадей – результатами на соревнованиях. В этом году на чемпионате Европы от России была представлена только одна лошадь - ганноверский жеребец Кваренги, рожденный в «Элитаре». Кваренги – плод серьезной селекционной работы. На рубеже 2007 и 2008 годов под этот проект была куплена высококлассная кобыла в Германии, уже давшая к тому моменту нескольких жеребят. Я долго консультировался, и выбрал в качестве отца будущего жеребка Квинтендера с конюшен Шокемёле. При первой попытке родилась кобылка, которая пала от воспаления легких в возрасте 6 месяцев.

Я не отступил и повторил этот подбор, и в 2009 году родился жеребчик, названный Кваренги. В 2014 году в «Элитар» приезжал Йозеф Клапхаке, работавший в то время у Пауля Шокемёле. Он хотел купить Кваренги, так как Квинтендер в 2013 году был продан в Америку, а Шокемёле хотел сохранить у себя эту линию. Интересно, что на тот момент Кваренги особо не блистал и имел только первичную лицензию, пройдя керунг в 2013 году. Дальше его ожидал 70-дневний тест работоспособности. У меня уже были две неудачных попытки лицензирования и тестирования своих жеребцов в Германии, и с Кваренги я решил не экспериментировать в третий раз. В правилах Ганноверского союза установлена возможность лицензироваться через спорт. Жеребец должен дойти до маршрутов 145 в конкуре и не менее пяти раз финишировать на призовых местах. Это дает возможность получить пожизненную лицензию.

Сначала Кваренги был передан в работу Анне Громзиной. Мы заключили с ней контракт на три года, а затем продлили его еще на один год. Лошадь находилась в Санкт-Петербурге, и географический фактор в определенный момент оказался серьезной проблемой: было трудно организовать для Кваренги полноценный случной сезон. За три года я ни разу не забирал его на случку. Сотрудничество с Анной Громзиной оказалось очень успешным, я ей очень благодарен за огромную проделанную работу. Когда цель была достигнута, Кваренги дошел в спорте до уровня 145 см, договор закончился, и жеребец вернулся обратно в Москву. Дальше началось сотрудничество с Натальей и Харламом Симониями, которым он был предложен в работу. В 2020 году Наталья Симония и Кваренги выиграли два этапа Кубка мира подряд, а в 2021 году – еще один. Спортивные результаты Кваренги были приняты Ганноверским союзом Германии, и он теперь имеет пожизненную лицензию. В сотрудничестве между спортсменом и заводчиком я вижу реальный путь развития современного конного спорта, и намерен свой опыт применять и дальше, а также делиться им со всеми заинтересованными лицами.

Вы упомянули о том, что осознанно держите у себя жеребцов-производителей. То есть между естественным и искусственным осеменением вы выбрали естественное? Почему?

ИО практически убило случные пункты по всей Германии. Остались на плаву только самые крупные из них. За рубежом существует огромный рынок в этой отрасли, и любой заводчик, заплатив деньги, может быстро получить как свежую, так и глубоко замороженную сперму (ГЗС) от любого жеребца. У нас ИО тоже достаточно развито, и есть интересные жеребцы, но не все так просто.

Использование ГЗС – это определенный риск. Успешность осеменения может составить 30% и, попав в 70 % неудачников, заводчик теряет деньги и время. Что касается свежей спермы, то доставка ее из Европы сопряжена с хлопотами, а в России пока ассортимент предложений не слишком велик.

Один из моих жеребцов смог стать успешным производителем только благодаря естественной случке.

Это чистокровный Нобре?

Да, чистокровный жеребец Нобре родился в Аргентине, не скакал, но прошел успешно 300-дневный тест работоспособности в Германии. Этот жеребец дает очень хороших троеборных лошадей. Среди его потомства – Нобилис 18, который в 2016 году выиграл троеборный турнир 4* в Бергли (Великобритания), Авондале, успешно выступающая под седлом немецкой спортсменки Анны Зимер на турнирах 4*-5*.

Госконюшня в Целле купила Нобре, но с ним было много проблем - оказалось, его сперму нельзя использовать в ИО из-за короткого периода активности. В результате, заводчики должны были возить кобыл на случку на ГЗК, что не всегда удобно. Наша «отсталость» сыграла на руку в данном случае. Я хотел взять Нобре в аренду, но, посовещавшись, немцы предложили мне его выкупить по очень хорошей цене, что я и сделал. Продавая мне Нобре, немцы знали, что у меня есть кобылы высокого качества, подходящие для него, и это тоже помогло мне получить жеребца.

Сейчас Нобре обеспечивает 100-процентную зажеребляемость и передает своему потомству стойкое желание безотказно прыгать любые препятствия. После того, как потомство Нобре, оставшееся в Европе, стало показывать результаты в троеборье, немцы хотели выкупить жеребца назад. До начала пандемии в «Элитар» приезжал один из крупнейших дилеров троеборных лошадей Элмар Лэш, и ему я продал одного сына Нобре, Нобеля 1. Нобель начал стартовать на национальных турнирах для молодых лошадей в Германии, и, благодаря его успехам, я попал в список успешных заводчиков троеборных лошадей ФКС Германии. Элмар присмотрел у меня еще несколько лошадей, но вмешалась пандемия, и две кобылки остались в России. Сейчас одна из них продана молодой спортсменке Екатерине Набатчиковой, она тренируется на «Планерной» у Бориса Васильева.

В начале нашего разговора вы упомянули о новом подходе к разведению и интересных исследованиях, результаты которых вы применяете на практике. Расскажите об этом поподробнее.

В 2008-2010 годах я начал строить собственную концепцию, заинтересовался генетикой и молекулярной биологией. Читал много литературы, как отечественной, так и зарубежной, но у нас я не нашел ответов на интересующие меня вопросы.

В 2006 году я прошел курс по коннозаводству, который проводится Ганноверским союзом Германии. Длительность курса – три недели, преподавание ведется на английском языке, дается и теория, и практика.

Я постоянно езжу на ганноверские керунги и отслеживаю все, что там происходит. В выездке от лошади требуют очень эффектных, продуктивных аллюров, иногда даже далеких от естественных. Не секрет, что успешные на керунгах молодые жеребцы часто исчезают в никуда. Одна из причин – проблемы с опорно-двигательным аппаратом, которые прилагаются к эффектным движениям или провоцируются ими.

Переводя эти наблюдения в практическую плоскость, я понял, что нужно консолидировать эффектные движения, и к этому обязательно добавить крепость ног.

Но как же сделать это в условиях ограниченного поголовья, так как докупать еще жеребцов и маток я не мог себе позволить? Внимание привлек метод инбридинга, который лежит в основе всех современных пород лошадей. Опросы коннозаводчиков в России показали, что никто сейчас не применяет инбридинг, а ведь он приводит к повышению постоянства фенотипических признаков в потомстве. В одной из книг Б.В. Камзолова упомянут инбридинг в тракененской породе лошадей. Бургкхард Бургсдорф в последней четверти 18 века применял инбридинг на жеребца Туркмен-Ати в степени «2 к 2». Получается, что его результатом стала консолидация тракененской породы. С другой стороны, если у особи присутствуют доминантные нежелательные признаки, то ее нельзя использовать в инбридинге. Например, в Европе стараются избегать использование агрессивных жеребцов, не настроенных на сотрудничество с человеком.

У меня есть жеребец Сандро Маринеро (линия Сандро Хит), который обладает желаемыми для выездки движениями. И есть два чистокровных жеребца – Нобре и Булгаков. Чистокровные жеребцы ценятся за «стальные» ноги и ум, который необходим спортивной лошади. Но есть такая поговорка, что с чистокровными жеребцами две проблемы – найти хорошего и пристроить потомство в первом поколении. Лучшие качества чистокровных лошадей проявляются во втором поколении и далее. Я делаю инбридинг на Сандро Маринеро, но с прилитием «чистой» крови.

Используется ли инбридинг в Европе сейчас?

В Германии нет возможности держать жеребцов длительное время. Давит рынок, жеребцов продают, многие долго не держатся в селекционном процессе, большая конкуренция. Да и в условиях, когда жеребцов вокруг очень много, проще использовать другие методы. Хотя и там инбридинг можно увидеть в родословных многих знаменитых спортивных лошадей.

Ограничивает как-то Ганноверский союз вашу коннозаводческую деятельность?

Нет, у меня два направления развиваются параллельно. Ганноверский союз – это огромный пласт знаний, откуда можно бесконечно черпать опыт. Мы проводим большую работу в рамках официальной селекционной программы Ганноверского союза, но в то же время я делаю эксперименты с инбридингом, о которых я рассказал выше. Для всех российских коннозаводчиков и тех, кто интересуется разведением, я готов рассказывать о своей системе и результатах, консультировать и помогать по мере возможности.

Каковы ваши дальнейшие планы?

Сейчас хозяйство «Элитар» живет в режиме полной самоокупаемости за счет продажи лошадей. Мой принцип – жить по средствам, и это интересный экономический ребус. На каждую из лошадей в поголовье у меня есть селекционный план на много лет вперед, основанный в том числе на прилитии чистой крови по материнской линии. Моя задача – дать спортсменам здоровую, энергичную, работоспособную и умную лошадь, которая хорошо держит как физические, так и ментальные нагрузки. Дайте мне 8-10 лет, и мои селекционные идеи будут реализованы на практике.

Когда интервью уже было готово к публикации, пришла новость о том, что Наталья Симония и ганноверский жеребец Кваренги квалифицировались к участию в финале Кубка мира по конкуру, с чем мы и поздравляем всех причастных к этому успеху!

ОБСУЖДЕНИЕ

comment 0 0
0 0
+1
Галина Юрьевна
2 ноября, 16:49:59
Поздравляю Олега Всеволодовича, Наталью и всех нас!!!!
Сейчас на сайте
Зарегистрированные: Колчина Александра, ...