Оформить подписку.

Имя (регистрация)

Пароль (вспомнить)

Войти без регистрации, используя...

СТАТЬЯ

Советы знаменитых спортсменов

14 марта 2003

Информационный выпуск, часть 1. Знаменитые иностранные спортсмены прошлого о конном спорте и о лошадях (конкур, троеборье)

Автор: ВНИИК

Сборник любезно предоставлен для публикации Ассоциацией Тракененского коневодства России

Основная часть переводов была выполнена во Всероссийском методическом кабинете при Комитете по физической культуре и спорту Совета Министров РСФСР в 1973-74 гг.

Сведений об авторов переводов нет.

Информационный материал из архива д.с.-х.н. Дорофеева В.Н.

Подготовили Дорофеева А.В. и Викулова Л.Л.

391105, Рязанская обл., Рыбновский р-н, п/о ВНИИК, т/ф 8(0912) 24-02-65, vniik@rinf.ryazan.ru

Содержание

Облегченная посадка при преодолении препятствий
Естественная кривизна лошади. Лошади, работающие и не работающие спиной
Прыжок лошади. Выбор конкурной лошади
Преодоление препятствий. Главы из книги Чемпиона Олимпийских Игр 1968 г. в Мехико

У. Штайнкраус, чемпион XIX Олимпийских игр в Мехико
Облегченная посадка при преодолении препятствий
( "Райтер ревю интернационала", ФРГ)

Обучение всадников преодолению препятствий можно начинать только тогда, когда спортсмен выработает непринужденную, так называемую облегченную посадку, которую он научится сохранять в любых трудных ситуациях при преодолении препятствий, во время движения по маршруту, а также при езде по пересеченной местности и преодолении кавалетти (кавалетти ни в коем случае не рекомендуется преодолевать на облегченной рыси).
Облегченную посадку можно применять при езде на всех трех аллюрах, но шаг и рысь особенно благоприятны для выработки и совершенствования облегченной посадки, в особенности во время преодоления кавалетти.

При облегченной посадке необходимо проследить за тем, чтобы седалище всадника никогда не касалось седла, даже в фазе приземления после преодоления препятствия.

Чтобы принять облегченную посадку, необходимо укоротить длину стремян, по меньшей мере, на три дырки по сравнению с посадкой во время выездки. К сожалению, многие всадники делают ошибку, преодолевая препятствия на длинных стременах. В результате их шенкель уходит вперед, носки опускаются вниз, а пятки поднимаются вверх. Всадник при этом не может крепко держаться коленями и шлюсом, отстает от движения лошади, "отваливается" назад, загружая ее поясницу. Всадники имеют тенденцию садиться в седло уже в фазе полета особенно при преодолении широких оксеров.

Вследствие этого лошадь, в большинстве случаев, делает повалы задними конечностями, так как ее голова поднимается вверх. Когда же стремена достаточно укорочены, то колени прочно прилегают к седлу, а шенкель (икры) к бокам лошади. При облегченной посадке прочное прилегание колена гарантирует движение вперед и сохранение равновесия лошади, исключает резкое воздействие повода на ее рот. Во время прыжка (полета и приземления) всадник может воспринимать импульс коленями, и при приземлении седалище всадника не должно касаться седла.

При облегченной посадке центр тяжести всадника всегда расположен над центром тяжести лошади, т. е. всадник как бы сопровождает ее движение. При правильном положении колена всадник должен сидеть, оттянув вниз пятку, нога в голёностопном суставе должна быть слегка развернута наружу, так, чтобы со стороны была видна подошва сапога, ступни всадника должны упираться во внутреннюю часть основания стремени. Это способствует тому, что икры более плотно прилегают к бокам лошади. Шлюс должен быть неподвижен как во время езды, так и во время прыжка, а шенкель и шпоры, в случае необходимости, должны быстро и надежно включаться в работу.

Это несколько противоречит требованиям выездки. При выездковой глубокой посадке ступни должны быть расположены параллельно корпусу лошади. Если же принять такую посадку в конкурном седле, то во время прыжка шенкель всадника пойдет назад, так как икры не будут плотно прилегать к бокам лошади. Всадники, у которых во время прыжка шенкель уходит назад или вверх и назад, слишком сильно подают корпус вперед, и, нарушая равновесие лошади, сами теряют равновесие. Они вынуждены упираться руками в гребень шеи, чтобы не потерять равновесие. При этом они перегружают перед лошади и она делает повалы передними конечностями, в основном, задних жердей оксера.

Всадник может правильно работать поводом только в том случае, если при облегченной посадке его шлюс, шенкель и ступни лежат правильно, а колени плотно прижаты к седлу.

При облегченной посадке руки всадника никогда не должны упираться в шею лошади или касаться боков ее шеи - их следует держать низко и свободно, сопровождая движения рта лошади, все время сохраняя легкий контакт с ним (рот лошади и локти всадника должны составлять прямую линию даже во время прыжка).

Первое время всаднику трудно, особенно при преодолении широких препятствий и систем поддерживать этот легкий, непринужденный контакт со ртом лошади. Поэтому рекомендуется все время упражняться в этом во время езды шагом и рысью, при выполнении поворотов и переходов, при преодолении кавалетти и препятствий, в т.ч. низких и широких оксеров на рыси.

Только если всадник все время упражняется в облегченной посадке, он развивает мышцы, которые позволяют ему сидеть крепко и непринужденно так, что седалищные кости и пятки образуют прямую линию. Голову всегда следует держать приподнятой. Взгляд всадника должен быть направлен на следующее препятствие (он не должен смотреть вниз, достаточно чтобы вниз смотрела лошадь). Если всадник опустит голову, он сгорбится, тогда как спина должна быть напряжена и слегка прогнута в пояснице. Всадник должен настолько овладеть облегченной посадкой, чтобы даже в трудных и неожиданных ситуациях сохранять одинаковое положение.

Западногерманский специалист В. Зойниг в своей книге "От пастбища до каприоли" обращает внимание на то, что всадник должен не просто стоять на стремени, но и держать седалище над седлом. Зойниг рекомендует всадникам представить себе, что в сидение седла вбит гвоздь, который не дает ему возможности сесть в седло. Этот гвоздь торчит из сиденья примерно на 2 мм. Так же можно представить себе, что у седла отрезана задняя половина сиденья.

Иначе всадник подает корпус вперед, не отделяя седалище от седла, при езде, например, по пересеченной местности, где он при неожиданных движениях лошади может утратить крепость посадки, которая необходима для сохранения равновесия.

Я. Ниссен (ФРГ) в своей книге "Преодоление препятствий" предупреждает всадников, чтобы они сохраняли облегченную посадку при энергичном посыле лошади, не садясь глубоко в седло, т.к. это нарушает равномерность движения и его гармонию. Вот что он пишет: "При облегченной посадке тяжесть всадника передается корпусу лошади не через седалище, как при выездке, а через низко расположенный шлюсс. Корпус всадника подается вперед при гибкой работе поясницы настолько, чтобы центр тяжести всадника во время движения вперед совпадал с центром тяжести лошади. Иначе говоря, всадник должен стремиться к тому, чтобы своей тяжестью не нарушать ее равновесия. Путлища должны быть всегда натянуты, а ступни находиться под центром тяжести всадника.

Обучение всадника преодолению препятствий следует начинать на корде без стремян и повода. Сначала спортсмена учат преодолевать препятствия высотой до 60-80 см. Можно заменить обучение на корде напрыгиванием на опытной лошади. При этом нужно следить за тем, чтобы колено лежало как можно ниже и плотно прилегало к седлу, а корпус всадника гибко шел вперед, а руки сопровождали движения рта лошади.

Как только всадник укрепит свою посадку и почувствует себя уверенно, ему можно разрешить преодолевать препятствия со стременем и поводом. Стремена укорачивают на 3-4 дырки.

Чем короче стремя, тем большая часть веса всадника передается пояснице лошади. Чем выше положение колена и чем больше оно подано вперед, тем меньше контакт всадника с лошадью и тем меньше он может на нее воздействовать. При стременах слишком длинных, всаднику трудно сохранить равновесие. Во время прыжка корпус всадника воздействует на лошадь как балансир. Чем быстрее движется лошадь, тем больше наклон корпуса всадника вперед, чтобы не отстать от движения лошади. Чем медленнее движения лошади, тем прямее может сидеть всадник. Если во время быстрого движения всадник выпрямляет корпус, он замедлит движение лошади. Каждая полуодержка, каждое принятие лошади на повод осуществляется перемещением корпуса всадника. Небольшое натяжение повода перед препятствием в системах, перед заездом или так называемая полуодержка, которая проходит через лошадь, как электрический ток, вплоть до ее задних конечностей. Задние конечности загружаются на долю секунды при мягкой работе повода.

Между препятствиями всадник должен держать седалище у седла и тем самым поддерживать контакт с лошадью. Он не должен перемещать свой центр тяжести, чтобы не нарушить равновесие лошади.

Седалище оказывает наибольшее влияние на равновесие всадника, поскольку очень немногие спортсмены в состоянии сохранить равновесие при помощи только колена и шенкеля. Эти всадники в большинстве случаев ищут вторую точку опоры, чтобы сохранить собственное равновесие. Это приводит к тому, что всадник начинает упираться рукой в шею лошади, а в худшем случае - "висеть" на правом поводу.

Ошибка многих всадников заключается в том, что они садятся в седло, как только теряют необходимый контакт с лошадью. Иногда, когда им надо ускорить движение, они садятся в седло перед препятствием, между препятствиями и после преодоления последнего препятствия.

Всадники, которые прыгают на ленивых и своенравных лошадях, а также всадники, выступающие на тянущих лошадях, придерживаются неправильной точки зрения, считая, что корпус надо откидывать назад за линию центра и что, если седалище находится в седле, то с его помощью можно посылать лошадь вперед и регулировать ее ход.

Эта неправильная точка зрения существовала еще в "каменном веке", и она приносит вред конкуру, где очень важно, чтобы всадник сидел на лошади как можно спокойнее, освобождая спину лошади и не "зависая" на поводу. Каждая ненужная загрузка спины лошади вредно отражается на импульсе задних конечностей и связана с потерей долей секунд. Также и при приземлении после прыжка всадник должен только чуть коснуться седла, не садясь в него, а держать седалища у седла, чтобы с помощью шенкеля поддерживать движение вперед. При облегченной посадке хорошо выезженная лошадь даже при малейших полуодержках будет идти в том темпе, который требует от нее всадник. Он сможет не только принять лошадь на повод, но и быстро остановить ее.

Г. Менке, Х. Майер
Естественная кривизна лошади. Лошади, работающие и не работающие спиной

Как известно, выпрямление лошади является одной из основных задач выездки. Однако мнения всадников высшей квалификации по вопросу о так называемой кривизне лошади и методах ее выпрямления зачастую расходятся. Западногерманские специалисты Г. Менке и Х. Майер отвечают на вопросы, заданные читателем в журнале "Райтер ревю интернациональ"

Некоторые термины в конном спорте различные специалисты объясняют по-разному. Например, "естественная кривизна лошади", "лошади, работающие спиной" и "лошади, не работающие спиной".

Естественная кривизна наблюдается почти у всех лошадей. Она начинается с правой задней стороны и переходит на левую переднюю сторону. Отсюда лошади легче гнуться в сторону естественной кривизны. При выездке молодых лошадей сгибания налево выполняются ими легче, чем сгибания направо. После того, как молодая лошадь научится хорошо выполнять вольт налево, она продолжает выполнять вольт направо, двигаясь зигзагообразно и не сгибаясь в боку. Мне кажется, что лошадью со скованной спиной следует называть ту, которая напрягает спину, не расслабляется и не работает позвоночником. Такая лошадь не реагирует на воздействие поясницы всадника. Не так ли?

Г. Менке: Относительно естественной "кривизны" лошади. Почти все лошади предпочитают ставить правую заднюю ногу рядом со следом правой передней ноги (т.е. внутрь). Лошадь легче поддается выездке в левую сторону. Поэтому работу лошади следует всегда начинать в левую сторону, так как это облегчает расслабление. Если предоставить лошади возможность двигаться так, как ей нравится, то она почти всегда будет ходить ездой налево. Направо же она будет двигаться только по принуждению. Это принято объяснять положением жеребенка в утробе матери.

Однако это не доказано. Я даже считаю, что следует говорить не о естественной кривизне, а о естественной выгнутости лошади. Мне не совсем ясно, что подразумевают под тем, когда говорят, что лошадь естественно согнута в направлении "правая задняя - левая передняя". Лошадь охотнее двигается в левую сторону, так как необходимое для этого сгибание достигается под воздействием всадника.

Естественную выгнутость лошади направо, которая частично существует, зачастую преувеличивают при таком же воздействии средств управления, как при езде налево. Результатом этого является слишком сильное сгибание и вынос в сторону правой задней ноги. Например: при езде средним галопом направо задняя нога уходит внутрь; при принимании направо правая задняя нога уходит вперед, а при принимании налево наоборот, постановление и сгибание бывают зачастую недостаточными.

В связи с этим всегда возникают вопросы. Это объясняется тем, что каждая лошадь имеет свои особенности. То, что подходит для одной, не подходит для другой. Степень воздействия средств управления должна быть разной для каждой лошади. Следует всегда помнить основную цель: необходимо стремиться к тому, чтобы подготовить лошадь, реагирующую на самые легкие, незаметные средства управления.

Природа стремилась создать лошадей с работающей спиной

Многие термины, принятые в конном спорте, являются подражаниями. Некоторые были применены один раз, а затем с течением времени потеряли свой смысл. В качестве примера приведем термины "лошади, работающие спиной" и "лошади, не работающие спиной". Вот что пишет по этому поводу известный немецкий специалист Б. Холлойфер.

"Как известно, чтобы нести тяжесть всадника, позвоночник лошади должен несколько выгибаться вверх, особенно, в тех случаях, когда требуется, чтобы движения лошади были совершенными. Под "движением лошади" я подразумеваю не только все аллюры - шаг, рысь и галоп, - но и преодоление препятствий и высшую школу верховой езды, в которую также входит и работа на месте. Ни одно из этих движений лошадь не может выполнить без вертикальной работы позвоночника. С напряжением (расслаблением) его. Такие движения получили название "работа спины" (раскачивания позвоночника). Эта работа начинается от задних конечностей и идет по позвоночнику к голове и передним ногам и одновременно заставляет лошадь "взять повод". Работа спины заметна, всадник это чувствует. Качество верховой лошади определяется эластичностью и силой ее движений. Поэтому лошадей подразделяют на работающих позвоночником (с гибкой спиной) и не работающих позвоночником (с жесткой спиной). Движения последних отличаются жесткостью и напряженностью. Лошади, не работающие спиной, не имеют широких, захватывающих пространство движений. У них заторопленные или слишком медленные движения. Их конечности не выдерживают работы, и движения неудобны для всадника. Лошади, не работающие спиной, не берут повод, или же висят на поводу и плохо управляются.

У лошадей, работающих спиной, движения мягче, эластичнее и энергичнее. Они не травмируют лошадь, приятны для всадника и делают лошадь абсолютно послушной средствам управления.

Цель искусства верховой езды, как в прежние времена, так и теперь, заключается в том, чтобы:
a) сохранить лошадей, работающих спиной от природы;
b) путем выездки добиться, чтобы лошади, обладающие средними данными, стали хорошо работать спиной;
c) научить лошадей, совершенно не работающих спиной, пользоваться ею, так как высшая школа верховой езды преследует ни что иное, как подготовить лошадь, двигающуюся с хорошим импульсом. Эластичность лошади способствует импульсивности и гибкости ее на движениях. Если бы природа не считала нужным, чтобы позвоночник лошади обладал подвижностью, она бы не снабдила его таким большим количеством суставов?.

Таким образом, немецкий термин "лошадь, не работающая спиной" ("шенкельгенгер"), не имеет ничего общего с шенкелем всадника.

Г. Майер: Сначала о естественной согнутости лошади. Существует естественная и приобретенная согнутость лошади. Под естественной согнутостью понимается более или менее доказанный факт, что лошадь от природы, т.е. без воздействия на нее всадника, ставит конечности на землю не по одной линии, а несколько в сторону, т.е. ставит внутреннюю заднюю ногу или наружную переднюю несколько в сторону от линии движения.

Подобная согнутость движения наблюдается и у других животных, например, у собак. При выездке молодых лошадей о "естественной согнутости" говорят тогда, когда лошадь трудно поддается выпрямлению, а также в тех случаях, когда лошадь выполняет вольты в одну сторону хуже, чем в другую.

Как правило, принято считать, что лошадь от природы несколько согнута влево и, вследствие естественной кривизны, легче выполняет вольты налево, а также галоп с левой ноги. В результате выездки лошади человеком, более сориентированным направо, лошадь со временем начинает лучше выполнять повороты направо и подниматься в галоп с правой ноги, так как всадник больше выезжает лошадь ездой направо.

Естественную согнутость лошади налево некоторые специалисты объясняют положением жеребенка в утробе матери. Однако ветеринарной наукой это не доказано.

Другие же специалисты, в том числе А. Подгайски (Австрия), считают, что естественной кривизны лошади не существует. Лошадь, на которую не садился всадник, выпрямлена от природы. Во всяком случае, она не согнута в левую сторону. Кривизна лошади возникает лишь в результате неквалифицированного воздействия на нее всадника.

Приобретенная согнутость

Приобретенная в процессе выездки гибкость выражается в том, что при требовании от лошади повышенного сбора она начинает идти в два следа, т.е. откидывать в сторону задние конечности или же ставить их внутрь. Посредством такого сгибания позвоночника лошадь старается отделаться от сбора, который требует всадник. Откидывание лошадью конечностей в сторону преследует цель "отделаться" от требования всадника подвести задние конечности под корпус и принять на них нагрузку. Откидывая в сторону задние конечности, лошадь пытается уйти в сторону и передними ногами. Она отказывается послушно идти вперед под легким воздействием шенкеля.

Приобретенная в процессе выездки согнутость, являющаяся следствием преждевременных требований сбора со стороны всадника и осуществляемая путем чрезмерного набора повода, является серьезной проблемой в выездке, значительно более опасной, чем "естественная согнутость лошади".

Сгибание, вызванное неправильной выездкой, не всегда развивается в том же направлении, что и естественная согнутость, возникновение которой является сомнительной. Исправить это можно правильной выездкой, в процессе которой доминирующую роль играет посыл лошади вперед, а не требование упора чрезмерным набором повода. Также хорошо помогает работа лошади в два следа. Вот, что пишет по этому вопросу известный специалист по выездке Г. Штайнбрехт (ФРГ) в своей книге "Подготовка лошади":

"Известно, что неподготовленным лошадям труднее сгибаться в какую-нибудь одну сторону (обычно в правую). Выявление причины этого является скорее задачей зоолога, а не всадника. Для всадника достаточно знать, что большинство лошадей имеет некоторую согнутость от рождения. По этой причине они склонны сгибаться в правом боку, что неправильно. Это выражается в том, что лошади ставят правую заднюю ногу не под корпус, а в сторону вправо, вследствие чего левое плечо уходит влево, а лошадь начинает упираться в левый повод и отказывается взять правый. Такое поведение лошади зачастую вынуждает всадника заставлять лошадь с самого начала выездки сгибаться влево, что только усугубляет ошибку.

Я обращаю на это внимание для того, чтобы всадник не сделал ошибки (а это часто случается). Он начинает усиленно развивать одну сторону лошади и пренебрегает другой. Правда, рекомендуется развивать сторону, оказывающую большее сопротивление, путем частого повторения соответствующих упражнений.

Старые, специалисты, выезжавшие лошадей для высшей школы, начинали выполнение всех упражнений ездой направо, а затем переходили на езду налево, заканчивали они урок снова ездой направо. Таким образом, направо выполнялось вдвое больше сгибаний. Ни в коем случае не рекомендуется в течение нескольких недель развивать только одну часть тела лошади, вызывая несоответствие противодействующих сил. В результате начнет оказывать сопротивление не только противоположный бок, но и неправильно гнуться та сторона, которая первоначально хорошо гнулась. Как уже говорилось, сопротивление в затылке и в шее создается не в этих частях тела, а в задних конечностях. Поэтому одновременно необходимо добиться гибкости задних конечностей с учетом необходимости сгибания внутренней задней ноги. Если этого добиваться, прилагая слишком большую силу и не давая лошади передышки, то наружная задняя нога будет использоваться для сильного продвижения вперед, лошадь перестанет идти в поводу и слушаться всадника. Этим зачастую объясняется внезапное кажущееся изменение сопротивления боков лошади. Например, если лошадь хотят выпрямить и "работают" ее только в плохо гнущуюся сторону (в результате чего левая задняя нога несет меньшую нагрузку, но зато производит большее усилие для продвижения лошади вперед), то лошадь привыкает к этому, что нежелательно. Вследствие того, что ее "растягивающие" мышцы работали долгое время, она уже не сможет легко гнуться, когда начнет активно работать левая задняя нога. Поэтому при выполнении упражнений, преследующих цель равномерного упора в повод, необходима регулярная смена ног. В таких случаях менее гнущуюся сторону можно развивать, выполняя вдвое более длинные репризы, так как противоположные упражнения оказывают всегда положительное воздействие".

Наблюдая за лошадьми, которые приобрели согнутость в результате неправильной выездки, Штайнбрехт пришел к выводу, что у лошади более узкая грудь, чем круп, вследствие чего в манеже она должна все время выносить дальше наружу внутреннюю заднюю ногу, поскольку наружная задняя и наружная передняя конечности идут по одной линии вдоль стенок манежа. Вот что он пишет:

"Каждую невыезженную лошадь заставляют идти вдоль стенки манежа, вследствие чего она вынуждена ставить наружную переднюю ногу на таком же расстоянии от стенки, как и заднюю наружную ногу. Однако при этом она идет не параллельно, так как ее грудь уже, чем круп. Чтобы избежать этой ошибки, наружное плечо лошади следует вести дальше от стенки, чем наружное бедро, чтобы внутренняя задняя нога шла не сторону, а по прямому направлению под тяжесть корпуса.

Частая ссылка на большую ширину крупа по сравнению с грудью не достаточно убедительна для объяснения причины кривизны, приобретенной лошадью. Последнюю можно устранить при помощи регулярной работы в обе стороны, заставляя лошадь подводить под себя наружную заднюю ногу, сгибать ее, чтобы она принимала на себя нагрузку".

Хайдебрек делает следующую поправку к высказыванию Штайнбрехта: "Утверждение, что каждая невыезженная лошадь имеет некоторую согнутость как вправо, так и влево, вследствие того, что ее наружное плечо находится близко к стенке манежа", а внутренняя задняя нога отставлена внутрь манежа, - не подтверждается как общее правило. Правда, каждая невыезженная лошадь двигается под всадником не прямолинейно, но она делает это не только в закрытом манеже, но и на открытой площадке. Кроме того, вначале она почти всегда двигается не ровно в одну сторону (большей частью это касается правой задней - левой передней) независимо от направления движения. В связи с этим выпрямление лошади в каждую сторону следует производить по разному".

Исходя из того, что правая задняя нога имеет склонность уходить в сторону, отделываясь от нагрузки и перенося тяжесть на диагональную левую переднюю и левое плечо, то прямолинейного движения и равномерного упора в оба повода, нельзя добиться активным воздействием левого повода. В связи с этим всадник вынужден мягко выдерживать левый повод, не теряя контакта со ртом лошади и в то же время, правым шенкелем заставляя ее упереться в правый повод. Если это ему удается, то повод будет эффективно помогать правому шенкелю подвести правую заднюю ногу лошади под корпус. В то же время левый шенкель, который рекомендуется держать как можно ближе к подпруге, будет поддерживать движение лошади вперед и воздействовать на левую заднюю ногу.

Такую работу шенкеля и повода в сочетании с воздействием седалища и поясницы первое время следует проводить с лошадьми, идущими криво (в направлении правая задняя - левая передняя нога) не только при заездах направо, но и при заездах налево - до тех пор, пока лошадь не удлинит левую сторону шеи и не начнет равномерно упираться в оба повода, хотя и с небольшим постановлением направо. Благодаря этому лошадь приобретет естественную осанку и восстановит свое естественное равновесие. В результате выполнения упражнений на сгибание в обе стороны она станет хорошо слушаться средств управления. Однако абсолютно выпрямленной не станет даже самая выезженная лошадь. При новых требованиях со стороны всадника лошадь будет стараться отделаться от него, используя для этого свою природную согнутость. При помощи упражнений на сгибание, выполняемых в один и два следа, лошадь можно быстро выпрямиться при условии правильного сочетания средств управления.

Штайнбрехт говорит здесь как о "трудной стороне", так и о "стороне, оказывающей сопротивление". Он подразумевает под этим, правую сторону, так как считает, что трудности и сопротивление, проявляющиеся в передней части лошади, всегда создаются задними конечностями. Отставляя правую ногу в сторону, лошадь отделывается от удерживания тяжести корпуса. При этом она больше загружает левое плечо и левый повод. Поэтому следует совершенно точно делать различие между "стороной, оказывающей сопротивление", и "трудной стороной". Трудной, как правило, является правая сторона, но больше сопротивления оказывает левая сторона, так как из-за кривизны лошади сокращаются и напрягаются мышцы шеи, вследствие чего затрудняется боковое сгибание в затылке. В третье издание своей книги Плинцнер внес изменения. Он именует "трудной стороной" левую сторону, а не правую, так как на основании опыта установил, что именно левая сторона была стороной, оказывающей сопротивление. Однако при этом он не пришел выводу, что между "трудной стороной" и "стороной, оказывающей сопротивление", существует разница.

На вопрос, что такое лошадь, не работающая спиной, и лошадь, работающая спиной, можно коротко ответить: лошадь, не работающая спиной, двигается только за счет работы конечностей, без помощи спины. Она не реагирует на диагональные средства управления всадника, а только на посыл.

В противоположность ей лошадь, работающая спиной, - это лошадь воспринимающая диагональные средства управления. Поэтому, с точки зрения классической выездки, цель всадника заключается в том, чтобы заставить лошадь работать спиной. Если же лошадь выезжена так, что она не работает спиной, то ее подготовку следует считать неправильной.

Фритц Тидеманн. журнал "Райтер Ревю", ФРГ, 1979, N 11
Прыжок лошади. Выбор конкурной лошади

В понятие оценки лошади входят экстерьер, качество движений и характер лошади. Для конкурной лошади это важно, но главной всё же является оценка врождённых прыжковых способностей и уже потом необходимая ссылка на экстерьер и качества движений.

Наряду с высокой техникой прыжка, конкурная лошадь должна обладать чувствительными конечностями, чтобы гарантировать чистоту преодоления препятствий. Наконец, важным обстоятельством является рост лошади, хотя есть исключения из правил, когда шансы на высокие результаты в большом спорте есть и у некрупных лошадей.

Суждение об экстерьере в применении к конкурной лошади

Оценка экстерьера конкурной лошади отличается от оценки жеребцов-производителей, маток и других лошадей. Главными положительными качествами хорошей конкурной лошади являются её сбитость и чётко выраженные углы задних конечностей. Если есть эти качества, то к другим недостаткам можно отнестись снисходительно.

Сбитость

Будущая конкурная лошадь не должна иметь длинную спину, и тем более, мягкие спину и поясницу. Лошади с такими недостатками под седлом разделяются как бы на две части. Если при этом у них прямой круп и плохое строение задних конечностей, то это совсем плохо. Лошадям, состоящим из 2-х частей, намного тяжелее перенести вес с задних конечностей на передние. У них нет тех возможностей, которыми должны обладать хорошие лошади для конкура.

Спина конкурной лошади должна быть такой длины, чтобы лошадь по формату напоминала прямоугольник, скорее даже квадрат, но не укороченный. Эти лошади имеют укреплённую спину, что снимает часть трудностей при их подготовке.

Особенности скоростных паркуров требуют лошадей удлинённого формата, так как они более устойчивы и падают не так часто, как другие. Лошади с короткой спиной должны плохо прыгать параллельные брусья, хотя бывает и другое мнение. Так, например, мои лошади Retina и Original Holsatia имели короткую спину и по экстерьеру приближались к квадрату, но широтные препятствия обе прыгали в совершенстве.

Угол задних конечностей

Задние конечности должны быть чётко выражены в суставах, голень должна быть длинной и косо располагаться к седалищной кости. Скакательный сустав не должен быть прямым, но очень большой угол также не желателен. Конечно, бывают исключения и в строении суставов. У моих лошадей, например, у Финала (Final), скакательный сустав был прямым, но зато коленный - острым, и это компенсировало недостатки скакательного сустава.

Задние ноги всегда должны быть подведены под центр тяжести лошади.

Всадники, занимающиеся выездкой, предпочитают лошадей с более длинной и мягкой бабкой, потому что этим обеспечивается эластичность движений и на лошади удобнее сидеть. Раньше думали, что для конкурной лошади предпочтительнее иметь мягкие бабки, как более упругие. Я думаю, что мягкие бабки для конкурной лошади нежелательны и даже опасны, так как при толчке бабки задних и при приземлении - бабки передних на больших высотах так прогибаются, что почти касаются земли. В связи с этим сильно деформируется путовый и венечный суставы. Короткие бабки более устойчивы. У моего Диаманта (Diamant), полубрата Метеора, были короткие и прямые бабки, но углы между коленным, скакательным и путовым суставами были так хорошо выражены, что он обладал эластичными движениями.

Основа конкурной лошади - фундамент, то есть конечности. Их крепость должна проявляться во всём: чистые, плотные, хорошо натянутые связки и сильные, широкие, сухие суставы. Учение об экстерьере требует от лошади иметь короткие трубчатые кости, чтобы соотношение предплечья к пясти составляло 2:1. К этому показателю следует относиться очень осторожно. Он во многом зависит от правильной селекции. Часто у чистокровных и полукровных потомков мы встречаем длинную пясть, не соответствующую данному соотношению. Для меня это крайне нежелательно, так как короткая пясть способна выдерживать большие нагрузки. Старые коневоды раньше очень строго относились к ногам лошади.

Некоторые лошади, в том числе конкурные, на протяжении всей своей карьеры имели козинцы, полученные по наследству. Такие лошади ломаются, но редко. Скорее оттого, что связки этих лошадей тщательно оберегаются. У Халы, например, был козинец, позднее был козинец и у Армальва, но они с этими недостатками дожили до старости.

Запавшее или "телячье" запястье намного опаснее для прочности связок и, кроме того, у таких лошадей часто плохая техника сгибания передних конечностей.

В настоящее время редко, но встречаются пороки в постановке конечностей: сближенность скакательных суставов, косолапость или размёт, я не буду возражать, если у конкурной лошади эти недостатки будут слабо выражены. Такие недостатки устраняются и корректируются ковкой, но их лучше не трогать, если они сильно выражены, так как могут возникнуть накостники и хромота.

Требует размышления вопрос о том, какие должны быть копыта у лошади: широкие или узкие. При приземлении нагрузка на маленькое копыто значительно больше, чем на широкое, поэтому лошади с маленьким копытом чаще хромают. Передние ноги в силу большой нагрузки часто расковываются. Хороший рост копытного рога позволяет чаще перековывать лошадей. К сожалению, копытный рог растёт не так быстро, поэтому у Метеора подковы держались на очень низко забитых гвоздях.

Работа шеи и плечевого пояса

Шея, как балансир, имеет большое значение при обучении лошади. Идеальной является длинная шея с сильной верхней мускулатурой, гармонично суживающаяся к голове. Говорят, что лошади с длинной шеей на прыжке лучше уравновешены. Я встречал много хороших конкурных лошадей с короткой шеей.

Я всегда предпочитаю лёгкую, тонкую и нежную шею лошади. Такие лошади от природы очень легки в управлении, так как всадник сохраняет хороший контакт со ртом, и она тоньше чувствует, воспринимает управление. Но если при этом у лошади длинная спина, плохая почка, углы задних конечностей выражены недостаточно, то у всадника очень мало возможностей собрать лошадь между препятствиями и вернуть ей необходимую упругость для выполнения следующего прыжка. Низкий выход шеи, напротив, не мешает лошади, если она правильно работает. В этом случае, ей надо дать больше времени и возможности, чтобы она смогла сработать.

Прямое плечо приводит к тому, что, преодолевая барьер, лошадь плохо сгибает передние ноги, заносит их в сторону, или оставляет сзади. Этого ни в коем случае не должно быть. Техника прыжка должна быть оптимальной, поэтому я против прямого плеча. Конечно, в дальнейшем, у лошади с экстремально прямым плечом от природы, с помощью галопа углы раскрываются и развиваются, но в сложных ситуациях, такая лошадь всегда будет испытывать трудности.

Влияние экстерьерных недостатков на верховые качества лошади

Так же часто как низкая шея, встречается тугой затылок и узкий ганаш. Эти недостатки удлиняют процесс подготовки лошади. Однако из-за этих недостатков всадник не должен отказываться от лошади, обладающей хорошим прыжком, если она отлично работает и охотно всё выполняет.

К категории экстерьерных недостатков можно отнести также строение холки. Желательно хорошо выраженная холка с постепенным переходом в спину. Благодаря этому седло лучше лежит и не связана работа шеи. Этот недостаток очень важен для всадника, занимающегося выездкой, так как хорошее положение седла может компенсировать действие короткой шеи. Для конкуриста этот недостаток не так важен. Перестроенность также не имеет значения, в отличие от лошадей для выездки.

Основные аллюры

Мы не требуем высокого качества всех аллюров. Эти качества во многом зависят от породы. Так, например, ирландские лошади не очень хорошо движутся рысью, но имеют высокую технику прыжка. Немецкое племенное коннозаводство требует от лошадей хорошего качества движений на всех аллюрах, поэтому у конкуристов не возникает проблем.

Шаг

Лошадь должна иметь старательный, эластичный, свободный, упругий и широкий шаг, по которому опытный наблюдатель может сказать будет ли эта лошадь прыгать. К тому же, хорошо, если лошадь компактна, с хорошим строением конечностей и живым, темпераментным глазом. Если лошадь имеет вялый, тяжёлый, бессильный шаг, при этом задние ноги её отставлены, то к этой лошади можно отнестись скептически, так как другие виды аллюров будут нести тот же отпечаток.

Рысь

Отличительной особенностью нашего коннозаводства является то, что о прыжковых задатках судят по рыси лошади, по энергичной работе задних конечностей в начале и в процессе движения, по эластичности. При этом важно резкое энергичное отталкивание задних ног непосредственно в начале движения и не только на прибавленной рыси. Недаром часто рысаки бывают хорошими конкурными лошадьми.

Большая площадь захвата, присущая им, зависит, прежде всего, от фундамента. Они не всегда легки на паркуре, потому что часто между прыжками, особенно в системах, переходят с галопа на короткую рысь. Чудовищный толчок задних ног делает рысаков пригодными для конкура. При этом следует отметить, что они добродушны и имеют уравновешенный темперамент.

Галоп

Галоп верховой лошади должен быть ритмичным, плавным и "шарообразным". Лошадь от природы должна подставлять далеко под центр тяжести внутреннюю заднюю ногу. На галопе лошадь также должна энергично отталкиваться от почвы. Лошадь с таким галопом несёт себя сама и всаднику намного легче заниматься её подготовкой, так как она легко поднимается в галоп, её задние и передние ноги не перегружены.

В выездке желателен галоп вверх, для конкуристов такой галоп нежелателен. Путь в воздухе стоит времени. Я, например, раньше часто думал, что Н. Winkler на Hala медленно едет, а в действительности он еще долго побеждал меня по времени на Хале, с короткими темпами галопа.

Важно помнить, что лошади с очень длинными скачками тяжелы для конкура. Если лошадь не попадает в точку отталкивания, то сокращением или удлинением темпа галопа можно исправить положение. Так лошадь с длиной темпа галопа 3,8-4 м, в естественных условиях может также уложиться, как и лошадь с темпом 3,3-3,8 м. Молодые лошади с длинным темпом галопа, когда ещё боятся прыгнуть издалека, часто делают длинный темп и встают непосредственно перед барьером. По моему мнению, на паркуре более резвы те лошади, у которых частый, с длиной темпа - от среднего до короткого, - очень энергичный галоп.

Задатки к прыжку, как основное зерно оценки

После осмотра экстерьера и двигательных качеств, лошадь показывают на прыжке, для оценки её возможностей, техники и ловкости.

Требования к прыжку на свободе

Во время напрыгивания молодой лошади на свободе, я сначала допускал принципиальные ошибки, потому что поднимал жерди всё выше и выше и заставлял её прыгать. Для оценки техники, достаточно два или три раза посмотреть лошадь на прыжке 90-120 см. Если после этого истина не выявлена, то прыжок повторяют.

Что касается высоких препятствий, то можно лучше определить прыжковые задатки, немного потренировав лошадь на низких барьерах, чем на высоте 150 см. При преодолении высоких препятствий, молодая лошадь чрезмерно напрягается, особенно, если она не знакома с такой высотой. Для неё это небезопасно и необходим сильный посыл голосом и хлыстом.

На низком барьере, наоборот, лошади предоставляется больше самостоятельности и не надо прибегать к средствам воздействия. При этом можно наблюдать за игрой ушей и глаз, следить, насколько внимательна лошадь при подходе к препятствию, как она "думает и действует". Это важно наряду с техникой прыжка.

О прыжковых задатках можно узнать по энергичному и упругому отталкиванию лошади на невысоких препятствиях. Хотя и без этого, еще по впечатлению от оценки двигательных качеств, можно сказать, достаточно эластична лошадь или нет.

Нельзя ожидать, что молодая лошадь точно рассчитает точку отталкивания. Рассчитывать расстояние до препятствия, удлинять или сокращать темп галопа она учится в процессе тренировок. Очень важно для оценки, помогать ли лошади, если она толкнётся рано или слишком поздно. Будущая конкурная лошадь в таких ситуациях должна обладать определённой ловкостью и хорошими реактивными способностями. Часто случается, что молодая лошадь от природы работает так же как опытная и мгновенно вытаскивает опустившиеся в оксер задние ноги.

Баскюль, техника работы передних и задних конечностей

Идеал врождённой техники прыжка конкурной лошади включает: хорошо сгибаемые в суставах передние и задние конечности, большой баскюль, и, так называемый, низкий нос, длинную шею, несвязанную и гибкую спину. Лошади, у которых висят передние ноги, или они заносят их в сторону, легко допускают ошибки, особенно, если лошадь подошла близко к барьеру. Эти ошибки очень серьёзны и исправляются только в самом начале тренировки. Всадникам необходимо заставлять таких лошадей отталкиваться раньше. Лично я лошадей с такой техникой работы передних конечностей, отвергаю как конкурных для большого спорта.

Не вызывает опасений, если лошадь при прыжке широко несёт передние ноги. Это вызвано недостаточной ловкостью и устраняется гимнастикой.

У иных лошадей предплечье висит даже после подбивки. Такая техника не является безнадёжной. Если лошадь один раз заставить толкнуться раньше, то она, чтобы избежать ошибки, вынесет предплечье далеко. Лошади, которые в таких ситуациях мужественно прыгают, вынося дальше передние ноги, могут рассматриваться как способные для конкура. При обучении таких лошадей нормальному отталкиванию, оптимальная техника прыжка сохраняется.

Лошади с плохим баскюлем могут прыгать большие высоты, если они обладают хорошим прыжком. Но это им тяжело даётся. Если у лошади, прыгающей с "низким носом" и с согнутой спиной, задние конечности проходят выше падающей траектории прыжка, то лошадь с закрепощенной спиной не может так хорошо согнуть задние ноги. Необходимо принимать во внимание то, что у некоторых лошадей в начале траектории прыжка шея и спина работают хорошо, а при снижении шея поднимается раньше, вследствие чего холка и спина обрываются и легко может быть допущена ошибка задними конечностями.

Всадник должен быть осторожен с лошадью, имеющей плохой баскюль. Можно выработать хороший баскюль, но плохую работу спины и шеи можно исправить только относительно. Работа по устранению этого недостатка длительна, чаще всего это тренинг на соответствующих препятствиях и при корректирующих прыжках. При этом важно помнить, что старые ошибки легко повторяются вновь.

Лошадь сбивает барьер задом, если в момент преодоления препятствия её задние ноги относительно долго проходят над вершиной препятствия. Два-три года систематических тренировок исправляют этот недостаток. Халла, например, в начале своей карьеры медленно сгибала задние ноги, но в силу большой интеллектуальности и чувствительности полностью исправила эту ошибку. Другой случай был с Porta Westfalika. Кобыла имела супертехнику передних конечностей. Задние ноги не так хорошо работали, а так как она была скоростной лошадью, то при преодолении широких оксеров допускала ошибки.

Другой недостаток техники заключается в том, что при прыжке лошадь убирает задние ноги быстро и далеко под живот. Чаще это явление встречается у трусливых и робких лошадей, при их оценке необходима осторожность. Этот недостаток исправляется, когда лошадь привыкает к прыжкам. Подобные ошибки встречаются и у способных лошадей, при раннем напрыгивании, в дальнейшем их можно исправить.

Значение чувствительности ног

Наряду с природными способностями к прыжку, будущая конкурная лошадь должна обладать чуткостью и чувствительностью ног. Так называемые "холодные лошади" или лошади с "холодными ногами", которые сбивают жерди снова и снова, вследствие своей флегматичности, редко становятся хорошими в конкуре.

Благодаря сильному влиянию чистокровных английских производителей наши лошади в настоящее время в целом благородны и чувствительны. Конкурист всегда может найти лошадь, прыгающую чисто. Способы, ранее применявшиеся в кавалерии, чтобы заставить лошадь прыгать чисто, в настоящее время больше не применяют.

Сильная чувствительность ног имеет и обратную сторону. Мне всегда приходилось бинтовать на выступлениях Финала из-за высокой чувствительности. Для сильного всадника это качество прекрасно. В серии из 40 стартов, он не сделал ни одной ошибки. Таким же был и Дональд Рекс у Альвина Шокемюле. Таких лошадей очень важно подводить на препятствие в "расчёт". Если они допускают ошибку и ударяются о тяжёлое препятствие, то потом становятся нерешительными, осторожными и могут закинуться. Особенно, если видят, что не попадают в точку отталкивания, и ошибки нельзя избежать. Нужно точно оценивать свои способности, прежде чем взять такую лошадь для подготовки. Если эти лошади "тяжелы" в езде, надо быть очень терпеливым, чтобы восстановить их доверие.

С чувствительной лошадью нельзя быть на 100 проц. уверенным в успехе, даже если на ней очень сильный всадник. На Олимпиаде в Стокгольме в 1956 г., я решительно выбрал Метеора вместо Финала, чтобы не пострадала команда, так как Метеор в этом отношении был более надежен.

Важные внутренние качества конкурной лошади

У хорошей конкурной лошади, наряду с прыжковыми способностями, должен быть бойцовский характер. А также, я уверенно могу здесь употребить это слово, высокий интеллект. Из этих личных внутренних качеств складывается классная лошадь. Всегда есть отдельные рекордисты - прыгуны, которые по прыжковым способностям превосходят других лошадей, но не располагают бойцовскими качествами и интеллектом. На удобных паркурах эти лошади не подводят. Но на разнообразных маршрутах, в замысловатых ситуациях, на незнакомых барьерах, они годами не могут достичь успеха. Метеор не был абсолютным рекордистом в прыжках на мощность, но свои 2 метра прыгал и в дождь, и в слякоть, и даже в преклонном возрасте. Это его отличало.

Такие внутренние качества молодой лошади нужно иметь и развивать. Очень важно, когда всадник наблюдает за молодой лошадью в деннике, ухаживая за ней, под седлом, за её поведением на свободе. Важно не только знать её происхождение, но и изучать глаза лошади. Я не могу точно описать, как должны выглядеть хорошие глаза, но они должны отражать покой, уравновешенность, любознательность, смышлёность - всё это вместе должно излучаться из глаз. В большинстве случаев такие глаза бывают большими, но я знаю много хороших лошадей с маленьким глазом.

В отношении внутренних качеств, я должен ещё сказать о том, что лошадь должна иметь хороший характер. При этом имеется в виду, что большинство лошадей охотно прыгают, если они здоровы и не стали злыми от езды. Лошадь, показывающая большие результаты в конкуре, должна иметь много сердца. Она сохранит смелость, если будет доверять всаднику, знать, что он не будет её посылать на прыжок ударом хлыста, что с обратной стороны высокой стенки нет ничего страшного.

Теперь о темпераменте. Идеальная конкурная лошадь та, у которой спокойный темперамент и внутреннее хладнокровие. Если у лошади нет необходимого темперамента, то она не будет представлять тот тип бойца, который нужен в трудных паркурах. Метеор, например, имел сильную уравновешенную нервную систему и всей своей массой действовал спокойно и основательно, и нельзя было сказать, что у него нет темперамента.

Напротив, очень темпераментная лошадь затрачивает больше усилий. У меня была кобыла Финетта, дочь Финала. Так она была чересчур рьяной. Она очень быстро передвигалась по маршруту, поэтому недостаточно "думала" и концентрировалась на выполнении задач. Таким была Симона под Х. Штеенкеном. Она была очень старательная, прыгала в системах далеко, делала такие большие темпы галопа, что близко подходила к следующему препятствию. Халла, прежде тренируемая как скаковая и троеборная лошадь, сначала тоже делала подобные стремительные движения и поэтому допускала ошибки задними ногами. Очень темпераментных в работе лошадей можно исправить. Я работаю этих лошадей по тому же принципу, как в те годы, когда был молодым всадником и готовил в Берлине в выездку чистокровного верхового: много шага, рысь только по дугам, галоп сначала не делал. Следил, чтобы лошадь хорошо проедала и от работы не беспокоилась и не нервничала.

Противоположностью этому является такая лошадь, как Метеор, которому из-за его веса сначала делали длинную работу галопом, из-за его толстокожести ему тяжело приходилось при подъёмах, особенно при быстрых. Очень полезна для таких лошадей гимнастика, выездка. И для Метеора, который не любил дрессуру и на паркуре становился совершенно другим, чем на тренировках, эта работа продолжалась несколько лет.

В конкуре очень важно, как хорошо и как быстро лошадь "соображает" и может переключаться на самые разнообразные препятствия. Хорошие и опытные лошади разбираются в системах. Они знают, какой прыжок надо сделать, высокий или высотно-широтный и в прыжке уже нацелены на следующее препятствие.

Показательным примером лошади недюжинных способностей является Армальва под Хельгой Колер. Это была лошадь, прыгающая 2 м. Преодоление препятствий 180 см для неё было нормой.

Рост конкурной лошади

Рост лошади в конкурах лёгкой и средней величины не играет роли. В международных турнирах рост является важным фактором. Большинство конкурных лошадей можно разделить на две категории:
1 - тип национальных призовых лошадей с высотой в холке до 170 см;
2 - тип маленьких конкурных лошадей для внутренних турниров, где прыжковые возможности играют большую роль, чем скоростные качества.

Естественно всегда можно встретить маленьких конкурных лошадей, которые достигли больших результатов на Чемпионатах Мира, Европы, Олимпийских Играх. К таким лошадям до войны принадлежала кобыла Криспа, которая была лучшей лошадью в итальянской команде. Также кобыла Тора, выигравшая золотую медаль на Олимпийских Играх в Берлине в 1936 г. Она была небольшой, но очень мускулистой и прыгала как гуттаперчевая. Али Баба под Д'Ориола на Олимпийских Играх в Хельсинки в 1952 г. выиграл золото, но был всего 160 см в холке. Мерано, лошадь Р. Инцео, отличавшийся своей манерой прыгать, был лошадью средней величины. Мой Финал был ростом 162 см, и он отнесён к разряду маленьких лошадей экстра-прыгунов. Можно назвать серого Гран Гесте у Нельсона Пессоа и Строллера у Марион Коакес-Моульд - серебряного медалиста на Олимпийских Играх в Мехико в 1968 г. С другой стороны компактный, квадратный по типу Гуннибалл у Симона был всего 162 см в холке. Варвик под А. Шокемюле - Олимпийский чемпион в Монреале был ростом 180 см в холке.

Перевод с немецкого Н.В. Дорофеевой, 1982 г.

У. Штайнкраус, чемпион XIX Олимпийских игр в Мехико
Преодоление препятствий Главы из книги чемпиона Олимпийский игр 1968 г. в Мехико
( "Райтер ревю интернационала", ФРГ, 1971 г., N5 )

Если принять во внимание большое количество факторов, имеющих решающее значение для безошибочного преодоления трудного паркура, то оказывается, что стоящая перед всадником задача является исключительно трудной. Одно время я думал, что хорошие всадники - это те, которые каким-то образом научились думать на паркуре обо всём сразу, и я приходил в отчаянье от мысли, что мне никогда не добиться этого. Однако с течением времени я убедился в том, что ошибался. Именно потому, что "механизм" лошади и всадника весьма сложен и большую роль играют взаимоотношения между ними, мне кажется, что наибольших успехов добиваются всадники, умеющие упрощать возникающие между ними проблемы. Лучший способ добиться этого упрощения - выработать солидный метод и настолько хорошо его отработать, чтобы на паркуре больше сосредотачиваться на цели, чем на средстве. Кроме того, необходимо предусматривать проблемы и трудности, которые могут возникнуть на маршруте и анализировать их, а также своевременно принимать решение в трудных ситуациях.

Анализ облегчает проблемы

Некоторые конкуристы обвинят меня в том, что мне свойственно превращать преодоление маршрута, состоящего из нескольких препятствий, в сложную проблему. Надо мной посмеиваются, что я измеряю дистанции и высчитываю число темпов. Я же, наоборот, считаю, что анализ маршрута и измерение расстояний между препятствиями упрощает то, что на самом деле весьма сложно. Ведь маршрут можно осмотреть как со стороны, так и пройти его пешком. И всадник всегда может упростить проблемы, которые перед ним ставит маршрут, конечно, в том случае, если правильно и точно их определить. Я лично всегда бываю рад, когда имею возможность осмотреть маршрут пешком, что всегда разрешается на соревнованиях в Европе. Когда же это не разрешается, то всё же можно сделать вывод об основных трудностях маршрута, наблюдая за прохождением его другими всадниками.

В одной из глав моей книги я уже упоминал, что маршрут конкура слагается из трех элементов:
- одиночных препятствий;
- препятствий, расположенных на значительных расстояниях друг от друга, но находящихся в определенной связи;
- различных систем.

Если всадник имеет возможность осмотреть маршрут пешком и промерить расстояние между препятствиями или же понаблюдать со стороны, как его преодолевают другие всадники, то он сможет представить себе ясную картину того, где средняя конкурная лошадь отталкивается на каждое препятствие маршрута и где она приземляется. А это поможет ему совершенно спокойно исключить некоторые принятые им ненужные решения. Поясню на примере, что я хочу этим сказать.

Таблицы Д'Эндреди - основа работы

Д'Эндрёди - один из крупнейших специалистов США, автор книги "Готовьте Вашу лошадь к соревнованиям" (см. таблицы в конце статьи).

Предположим, что простой маршрут состоит из херделя, решетчатого забора, каменной стенки и "корзины" из жердей. Его необходимо преодолеть два раза. Если всадник измерит расстояния между препятствиями, и если он хорошо знает свою лошадь, то ему придется только четыре раза определять расстояние "на глаз", чтобы преодолеть эти десять препятствий. Естественно, в обоих кругах всаднику придется самому определить место, с которого лошадь должна сняться на первое и третье препятствие, но преодоление второго препятствия и "корзины" будет зависеть от того, как лошадь отпрыгала предыдущие препятствия, а также от расстояний между ними.

Длина и сложность маршрута не имеют никакого значения. Если, например, маршрут состоит из 18 препятствий, то примерно на половину из них всадник должен рассчитать точку отталкивания. Как преодолеть остальные препятствия - ему в основном ясно.

Решающими факторами для принятия решения являются длина маха галопа при различных скоростях движения и длина траектории (парабола прыжка), которую описывает лошадь на этих скоростях при преодолении препятствий различного типа и размера. Таблица этих размеров по Д'Эндрёди, а также формула, с помощью которой можно определить расстояние между препятствиями, приведены в конце статьи. Приводимые в книге величины основаны на фактических измерениях. Подробно изучая их, всадник может сэкономить много времени. Иначе ему пришлось бы прыгать на песчаном грунте, на котором хорошо видны следы копыт, а затем производить измерения.

Тем не менее, в отдельных случаях рекомендуется проверять данные Д'Эндрёди хотя бы затем, чтобы можно было точно установить, где лучше оттолкнуться и приземлиться лошади при преодолении различных типов препятствий. Нужно это для того, чтобы определить длину темпов галопа, которые лошадь может сделать на различных скоростях движения. Это единственный способ научиться определять на глаз; где примерно лошадь приземлится, и где и как она будет отталкиваться, находясь в различных ситуациях.

Основное правило - как можно ближе к практике

Метод д'Эндрёди определения расстояний очень точен, и им можно пользоваться при расчетах. Однако, хотя его расчеты являются основным руководством, которым большинство из нас пользуется на практике, мы зачастую из-за недостатка времени (или потому что у нас нет способностей к математическим расчетам), вынуждены пользоваться менее точными, но зато более быстрыми методами для решения тех же проблем.

Прежде всего, чтобы проанализировать паркур, надо знать длину маха своей лошади, а также иметь точное представление, для чего это надо знать:
- для того, чтобы сравнить мах своей лошади с махом других лошадей;
- возможности его удлинить или укоротить.

Пользоваться этими данными, основанными на чувстве, а не на математическом расчёте, весьма просто. Внимательно наблюдая за тремя или четырьмя лошадьми с таким же галопом как у моей лошади, я могу мысленно совершенно точно представить себе, что я должен делать и с какими трудностями придется столкнуться. Например, мы исходим из того, что первая лошадь, преодолевая препятствие, делает шесть нормальных темпов галопа и подходит близко ко второму барьеру, отталкиваясь как бы из-под него. Теперь мне сразу становиться ясно, что если я преодолею первое препятствие удовлетворительно и примерно в том же темпе, то мне придётся или несколько "принять на себя" лошадь, или прыгнуть второе препятствие после шести слегка сокращённых темпов галопа. Так же можно, приземлившись после первого препятствия, продолжать двигаться галопом, не меняя темпа и преодолеть второе препятствие после пяти махов галопа с далёкого расстояния. В обоих случаях, мне, очевидно, лучше удастся прыжок через второе препятствие, чем, если бы мне пришлось ждать, пока я сам не окажусь в этом положении, и буду решать, что мне делать.

Понаблюдав ещё за двумя-тремя лошадьми на маршруте, имеющими такой же темп галопа, как и его лошадь, всадник довольно точно определит, что ему предстоит делать после приземления у каждого препятствия в отдельности. Если всаднику представляется более, чем одна возможность пройти маршрут (то есть он прыгает на двух лошадях), то решение будет зависеть от того, на какой лошади он прыгает в данный момент и от её специфических возможностей. Если, как в приведённом выше случае, лошадь обладает талантом к раннему отталкиванию, и её темперамент позволяет предоставить ей некоторую свободу без отрицательных последствий, то всадник, очевидно, решиться выбрать пять махов галопа. Если же лошадь не обладает достаточной смелостью и имеет тенденцию торопиться, когда к ней предъявляют повышенные требования, то можно рекомендовать скорее другое решение (именно в начале паркура), то есть спокойно провести её по маршруту, предоставив ей возможность сделать дополнительный темп.

Необходимо проверять длину своих шагов

Хорошо, когда маршрут можно пройти пешком и измерить шагами расстояние между препятствиями. Всадник должен знать, насколько он должен удлинить свой шаг. Будем считать, что средний мах лошади при скорости движения 320 м/мин равен 3,6 м, а длина шага-всадника составляет 90 см, т.е. четыре шага всадника соответствуют одному темпу галопа. Вначале длину шага всадника рекомендуется проверять специальной лентой, но когда всадник научится выдерживать эту длину, он может спокойно отмерять дистанцию шагами и, в зависимости от необходимости и условий, удлинять или укорачивать свои шаги.

В то время, как всадник двигается в направлении одного препятствия, он должен выбирать путь к следующему, чтобы учесть это при выборе пути к первому. Кроме того, он должен обращать внимание на особенности (иногда незначительные) препятствий, которые при прохождении маршрута могут озадачить или испугать лошадь, он должен продумать, где и в каком месте ему лучше преодолеть препятствие. Само собой разумеется, всадник на надёжной лошади будет всегда стараться преодолеть препятствие в той его части, которая наиболее прочно построена. Иногда, обдумывая, как лучше подвести лошадь к препятствию, рекомендуется учитывать положение солнца. Во второй половине дня оно находится низко, в связи с чем, иногда необходимо подводить лошадь к препятствию наискосок, чтобы ее не ослепило солнце.

Один, два, три - два, три!

После того, как промерено шагами расстояние к первому препятствию, всадник ищет глазами место на другой стороне препятствия, где примерно приземлится его лошадь, двигающаяся по маршруту в заданном темпе. Отсюда, то есть с точки приземления, отсчитываются шаги к следующему препятствию. Предположим, что всадник рассчитывает пройти маршрут со скоростью около 320 м в минуту и подсчитывает для себя шаги: "один, два, три, четыре - два, два, три, четыре" и так далее. Если в подсчёт "четыре", то есть в момент, когда лошадь закончит нормальный темп галопа, всадник достигнет более или менее удачной точки отталкивания на следующее препятствие, то значит следующие два препятствия он сможет преодолеть абсолютно нормально. Правильно оттолкнувшись на первое препятствие, он почти с гарантией преодолеет второе. Если же всадник не уложится перед первым препятствием в подсчёт "четыре", то есть ему придётся сделать неполный темп галопа, и это может усложнить преодоление препятствия. При расстоянии на один шаг больше или на один шаг меньше, всадник может сократить число темпов или округлить их.

Другими словами, когда правильная точка отталкивания приходится на третий темп галопа, то есть на счёт "четыре", то расстояние между препятствиями преодолевается несколько "сдержано" - в четыре слегка укороченных махов галопа. А если для правильного расстояния был бы необходим ещё первый темп пятого маха, то всадник должен несколько увеличить ход и подойти к препятствию четырьмя удлинёнными темпами.

Самым сложным случаем, безусловно, является тот, когда расстояние короче на половину темпа галопа. Предположим, например, что всадник, идущий по маршруту нормальным шагом, установит, что нужно сделать 4,5 темпов галопа. Решение всадника сделать четыре или пять темпов будет зависеть частично от специфичных особенностей его лошади, частично от класса конкура, а также от характера препятствия. Если оба препятствия широтные, или же всадник участвует в конкуре, в котором решающую роль играет резвость, то у него почти не остаётся иного выбора, как удлинить мах галопа.

В том случае, когда всадник выступает на лошади, у которой:
а) не хватает смелости;
б) которая прыгает по пологой траектории (или отталкивается раньше), то он, пожалуй, постарается преодолеть первое препятствие весьма осторожно, а затем подойти ко второму, сделав пять коротких темпов галопа.

То же самое сделает всадник на лошади, которая имеет склонность прибавлять скорость на паркуре и когда следующим барьером будет отвесное препятствие.

Необходимо заранее определять место заезда

Если после препятствия следует заезд, заменяющий следующее препятствие на этой линии, то перед соревнованием всаднику рекомендуется промерять шагами и заезд. В конкурах на резвость выбор места заезда играет такую же важную роль, как и знание расстояний между следующими друг за другом препятствиями. Может случиться, что резвость будет учитываться только в перепрыжке. В этом случае важно, чтобы всадник своевременно поинтересовался, будет ли сокращено число препятствий. Если перепрыжка проводится по сокращённому маршруту, то всадник обязательно должен пройти пешком те заезды, которые ему придётся совершать в перепрыжке. Это может сыграть решающую роль для одержания победы.

Системы - сложная проблема

Расстояние в системах промеряется точно так же, как расстояние между одиночными препятствиями. Но желательно, чтобы всадник, прежде чем прийти к решению, которое кажется ему наиболее подходящим и лучше всего осуществимым, два или три раза промерил расстояние, изменяя длину своих шагов и варьируя точки приземления и отталкивания лошади.

При расстояниях от 8,5 м до 9,5 м, которые можно преодолеть или одним очень длинным или двумя очень короткими махами галопа, принять решение всегда трудно. Однако современная тенденция составления маршрутов в настоящее время в Европе такова, чтобы всё больше требует от участников крупных международных соревнований решения этих вопросов. Проблема дистанций в системах становиться особенно сложной, когда они требуют от лошади попеременно то слишком длинных, то слишком коротких прыжков. Сложны и системы, которые требуют от всадника и лошади преодоления одного или двух её элементов предельно трудным путём.

ОБСУЖДЕНИЕ

comment 0 0
0 0
Sentera F
12 марта 2009, 13:15:22
Великолепная подборка!!! Никчего лишнего. Никакой воды и очень полезные советы!!!!!!!!
Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru
Сейчас на сайте
Зарегистрированные: Mihail Kryukov, Кудрявцева Ангелина , Юлия Си, Екатерина Штатнова, Olga-73, korolevavictoria, Inna K, Эклер_21, Елена Косарева, Валентина Барановская, Stas Исаева, earendel.star, Анна Кирилкина, ...