Оформить подписку.

Имя (регистрация)

Пароль (вспомнить)

Войти без регистрации, используя...

СТАТЬЯ

Николай Егорович Сверчков

16 мая 2000

Как будто предчувствуя грядущие катаклизмы, с вниманием и любовью Н. Е. Сверчков спешил запечатлеть картины XIX века, в котором человек и конь были неразделимы.

Автор: А. Наумова, журнал Кони Петербурга, N6, 2000

С детства художники, мастерски изображавшие лошадей, вызывали у меня чувство восхищения. Среди огромного количества картин Музея Коневодства особое внимание привлекали работы художника, творчество которого представлено здесь наиболее полно (200 полотен) и многогранно, - Николая Егоровича Сверчкова.

Говоря о нем, мне бы не хотелось употреблять термин "анималист". Анималисты изображают животных как таковых: их повадки, пластику и т.д. Тогда как тема иппического художника -лошадь как неотъемлемая часть жизни человека. Несколько совместно прожитых тысячелетий не могли не отразиться на судьбе и облике обоих, и это нашло свое отображение в изобразительном искусстве.

Как будто предчувствуя грядущие катаклизмы, с вниманием и любовью Н. Е. Сверчков спешил запечатлеть картины XIX века, в котором человек и конь были неразделимы.

Николай Егорович родился 6 марта 1817 года в Петербурге. Отец его, потомственный крестьянин, служил в придворных конюшнях кучером и старшим конюхом. Заметив любовь сына к рисованию, родители отдали его в 11 лет в Воспитательную школу при Академии Художеств. С большим усердием мальчик старался запечатлеть работу кучеров, каретников, мастеровых. Наставником его был известный тогда баталист и анималист А. И. Заурвейд. Однако уже через 1,5 года из-за болезни он вынужден был прервать учебу в Академии.

По настоянию отца Н. Сверчков закончил Петропавловское училище общего типа и поступил на службу в хозяйственный департамент Министерства внутренних дел. Вполне возможно, что в эти годы он продолжал посещать Академию Художеств в качестве вольноприходящего и много рисовал с натуры сценки из жизни и, конечно, лошадей.

В 1839 г. 23-х лет от роду Сверчков впервые посылает на Академическую выставку свои картины: "Автопортрет", "Ездок", "Итальянка с гитарой", "Портрет девицы Сверчковой", за которые ему присуждают звание свободного художника портретной живописи. Художник отдал дань направлениям, существовавшим тогда в искусстве. Однако путь, определивший его дальнейшее творчество, решило его превосходное умение изображать коней, знание их экстерьера, буквально врожденное чувство лошади и, конечно, горячая любовь к ней, привитая отцом с детства.

О похожем эпизоде своей жизни, связанном с выбором пути, хорошо сказал уже современный иппический художник А. Глухарев: "Всерьез о рисовании лошадей я задумался, когда настала необходимость содержать семью... Кто же меня прокормит, как не кони, которых я с детства люблю, знаю,... леплю и рисую...? Когда-то я даже сомневался, нет ли какого изъяна в моей психике, почему я рисую лошадей. Кандауров, тогда очень модный авангардный художник, сказал, что наоборот, всю жизнь надо делать именно то, что любишь и что у тебя получается, и тогда никто не приблизится по мастерству."

Скоро эта сторона дарования Н.Е. Сверчкова была оценена. Известный богач С.А. Яковлев поручил художнику несколько портретов его коней. После этого заказа его имя становится известным любителям искусства,а особенно людям, принадлежащим к кругу коннозаводчиков и любителей бегов.

Спрос на конские портреты всегда был велик. То, что писали в России до Сверчкова, мало удовлетворяло заказчиков, т.к. живописные качества картин крепостных, в основном, художников были далеки от совершенства. В то время как на Западе было уже немало прекрасных иппических живописцев, особенно в Англии. Здесь уместно вспомнить творчество Джона Стаббса. Но эти работы обходились русским очень дорого.

В начале 1842 года Н.Е. Сверчков, почувствовав себя материально достаточно обеспеченным, покидает надоевшую канцелярию в чине коллежского секретаря. Сам он считал началом своей карьеры живописца 1840 год. В одном из писем он пишет: "С тех пор я посвятил себя искусству, выбрав русский быт, наши охоты и путешествия по России".

Н.Е. Сверчков объездил крупнейшие конные заводы, выполняя заказы известных коннозаводчиков: П.Н. Зубова, А.Ф. Орлова, К.К. Толя и др. Была ли это случайность судьбы или особая привязанность художника - неизвестно, но прославился он как портретист орловских рысаков, непревзойденных по резвости и выносливости вплоть до конца XIX века, настоящей гордости России.

Из портретов, написанных в те годы, можно упомянуть такие как "Злобный", "Краса", "Визапур - III". Последний представляет собой небольшую картину, 32 х 43 см. На ней - мощный караковый жеребец стоит в 3/4 оборота к зрителю. Мастер соблюдает сложившиеся уже за рубежом каноны: видны все 4 ноги, выписаны экстерьерные особенности. Конь стоит на песчаном берегу реки, мягко проработан пейзаж на дальнем плане. Весь портрет проникнут энергией. Она - и в диагональным ритме облаков, и во взгляде коня - диком, но любопытном, в его навостренных ушах. Челка по русской моде достает до кончика носа. Все это дает нам непосредственное живое впечатление.

Следует учесть, что фотография, которой пользовались преимущественно художники последующих поколений, тогда еще не была в широком ходу, и Н.Е. Сверчков писал портреты коней с натуры.

Впечатления от поездок по самым разным уголкам средней России, а также рост общественного интереса к быту русской деревни и города содействовали обращению художника к жанровой живописи. Это направление в искусстве в то время начинало отвоевывать себе место рядом с царившим в начале века академическим салонным искусством.

Соприкосновение с крестьянским бытом внесло некоторые изменения в иппические пристрастия Н. Е. Сверчкова. Несмотря на восхитительную красоту породистых коней, "для себя" он в дальнейшем предпочитал изображать неказистых маленьких крестьянских лошадок, причем делал это с большой теплотой и любовью.

Одновременно с работой над конским портретом художник занимается литографией. С 1844 г. появляются его листы: "Пожарные Петербурга", "Кирасиры", "Казаки", "Лезгинский эскорт". В 1845 г. издательство Дациаро выпустило серию рисунков под названием "Эскизы русского". Далее издатель Фельтен выпускает "Альбом коннозаводчиков с портретами заводских жеребцов и маток лучших заводов России, писанных с натуры и литографированных художником Н. Сверчковым". Этим циклом из 25 работ заканчиваются, в основном, работы художника в литографии.

С 1844 г. Н. Сверчков - постоянный участник академических выставок. Его первые картины отличались смелостью замыслов, новизной сюжетов, но недостаточно умелым изображением людей. Темы: "Русские типы 40-х годов", "Дилижанс в пути", "Отдых в поле", "На конской ярмарке" и др.

Н.Е. Сверчков осваивает жанр конного портрета, в котором он вполне оригинален. В отличие от европейских коллег, создающих парадные портреты царствующих особ и крупных аристократов, он охотно пишет своих друзей. Это и "Портрет супруги художника в амазонском платье на лошади" (1849), и "Портрет доезжачего В.П. Воейкова", и "Серая лошадь в беговых санях с седоком" (1849) - портрет скульптора- любителя, бывшего гусара, а затем придворного И.И. Юшкова. Позднее к ним добавятся "Портрет Панаевой на лошади" и "Шталмейстер З.А. Бибиков" (1854).

Еще позднее, в 80-е годы, став общепризнанным мастером, Н.Е.Сверчков выполняет несколько заказных портретов членов царской семьи и придворных: "Портрет Александра II в санях", "Портрет Александра II с сыном", "Портрет императрицы Александры Федоровны" и другие. Об этой странице его творчества в трудах по истории искусства советского периода не упоминается нигде.

Вот что пишет о причинах исчезновения иппического жанра Д.Я. Гуревич в статье об основателе музея коневодства коннозаводчике Я. И. Бутовиче (журнал "Наше наследие", 1997, N 41,42): "... господствовавший в советском искусствоведении идеалогически - классовый подход ... на многие десятилетия фактически изъял из культурного оборота, как "идеалогически чуждые", целые жанры и традиции изобразительного искусства, ... творчество многих художников ... , связанное с дворянско-помещичьим бытом и аристократической средой, среди которых значительное место занимают произведения, связанные с изображением лошади"....

К заказным портретам относятся также "Портрет маркизы Траверсе" (1871), "Портрет госпожи Вахтер" (1882) и другие. Несмотря на высокие живописные достоинства официальные портреты суховаты. Однако многие из них продолжают начатый Сверчковым новый вид конного портрета, где человек изображается не на лошади, а рядом с ней или в санях.

Вернемся к портретам лошадей. 1851-м годом датирован прекрасный "Портрет орловской рысистой кобылы Волны с жеребенком". Уже сама форма картины - овал- заставляет остановить на ней восхищенный взгляд, - настолько гармонично она сочетается с содержанием. На фоне простого пейзажа с любимым Сверчковым жемчужно-сероватым небом стоит поражающая благородством экстерьера и взгляда лошадь с по-женски изысканными формами. Кобыла именно такая, какими бывают кормящие матки: худая, почти изможденная, с тонкой шеей, но одухотворенная материнством. Жеребенок - напротив, - полная беспечность. Он сосет молоко и дрожит от нетерпения. На мой взгляд, художнику, как никогда, верно удалось создать нежный и трогательный образ материнства.

Середина 50-х годов - расцвет творчества Н.Е. Сверчкова. За работу "Помещичья тройка" он получает звание академика "по живописи народных сцен". Художник по-прежнему много путешествует, а о его работоспособности можно судить по ежегодным академическим отчетам. Например, в 1854 г. он написал около 50 картин маслом, не считая акварелей, рисунков, эскизов. В 1855 г. он получает звание профессора за картину "Дорожные". На ней изображена шестерка изнуренных почтовых лошадей, которые едва тащат тяжелую карету по пыльной дороге. Солнце палит нестерпимо. На козлах храпит дворовый, а кучер лениво помахивает кнутом. Мужик верхом на передней лошади пытается подбодрить животных. А из окна экипажа выглядывает барыня с собачкой, чуть видна в подвесном кузовке горничная. Около придорожного столба с прибитыми к нему иконой и крестом стоит старик-слепец. Подле него - мальчишка-поводырь.

Знаменитая русская тройка появилась в изобразительном искусстве впервые в картинах Н. Е. Сверчкова, позднее - в работах П. О. Ковалевского. Среди известных сверчковских троек можно назвать картину "Возвращение ямщика", "В метель" (1855).

Н.Е. Сверчков гостит у Н.А. Некрасова, с которым был хорошо знаком, в имении Карабихе под Ярославлем. В результате появляются полотна "Катание детей" (1859), "Возвращение с крестьянской свадьбы" и другие, серии рисунков и картин на сюжеты некрасовских произведений.

В 50-х гг у художника появляются новые увлечения - скульптурные изображения животных (в основном из воска, они не дошли до наших дней) и сценок из охотничьего быта крестьян. Охотничьи картины сохранились: "Беркутова охота, бывшая в Москве", "Зимняя охота" (1856), "Эскизы охотника" (1857-58) и многие другие.

Жизнь человека не исчерпывается одной работой. Мне кажется, интересно будет вспомнить о том, что Н.Е. Сверчков стоял у истоков создания клуба "пятничные вечера" и был его активным многолетним членом. На создание клуба было получено специальное разрешение у президента академии Художеств Великой княгини Марии Николаевны. Атмосферу "пятничных вечеров" прекрасно передал в своей книге "Путешествие в Россию" Т. Готье:

"В Санкт-Петербурге есть нечто вроде клуба под названием "Пятничные вечера". Это общество состоит из художников, которые собираются по пятницам... Клуб этот не имеет постоянного помещения, и каждый из его членов поочередно принимает своих собратьев у себя дома...

На длинном столе расставлены колпачки ламп, разложены веленевая бумага или торшон, картоны, карандаши, пастель, акварель, тушь... У каждого члена общества есть свое место за столом, и он должен за вечер сделать рисунок, набросок, сепию, эскиз и оставить свое произведение в собственность обществу. Продажей этих работ или разыгрыванием их в лотерее собираются средства в помощь бедствующим художникам...

Сигареты и папиросы (так называют сигареты в Петербурге) словно стрелы из колчанов торчат из расставленных между пюпитрами рожков резного дерева или глазурованной глины, и каждый художник, не прерывая работы, берет гаванскую сигару или папиросу, и клубы дыма тотчас обволакивают его пейзаж или фигуру. Ходят по кругу стаканы чая с печеньем... Те, кто не чувствует себя в ударе, ходят, рассматривая работы других, и часто возвращаются на свои места под впечатлением увиденного...

К часу ночи подается легкий ужин, царит самая искренняя сердечность, разговор оживляют споры об искусстве, рассказы о путешествиях,остроумные парадоксы, легкомысленные шутки... устные карикатуры, более удачные, чем бывают в комедиях, тайну коих открывает художнику постоянное наблюдение природы. Затем расходятся, создав каждый хорошее произведение, а иногда и шедевр, и развлекшись от души, что тоже является редчайшим удовольствием. Я очень бы хотел увидеть подобное общество в Париже...

... Сверчков рисовал цветными карандашами лошадь, дружески положившую голову на шею своему спутнику жеребцу. Как Орас Берне, Альфред де Дре, Ахилл Жиру, Сверчков великолепно рисует играющие муаром шелковистые крупы породистых лошадей, он превосходно знает их нервные, пружинистые скакательные суставы, умеет переплетать вены на их дымящихся шеях, искрить огнем их зрачки и дымящиеся ноздри. Но у него есть слабость к низкорослым украинским лошадям, косматым, лохматым, неухоженным, к бедной мужицкой лошаденке. Он рисует ее запряженной в роспуски, телегу или сани, которые она тащит по льду или снегу в сосновых лесах под отяжелевшими от снега ветвями. Чувствуется, что он любит этих славных животных, сдержанных, терпеливых, мужественных, таких выносливых".

Книга была принята соотечественниками Готье с восторгом, что, возможно, способствовало успеху картин Н. Е. Сверчкова во Франции.

Решение о поездке за границу пришло к художнику после длительной и тяжелой работы над огромным полотном, изображавшим приезд моряков-героев Севастопольской обороны 1854-55 гг, в Москву.

Николай Егорович пробыл во Франции около 2-х лет. Картины его выставлялись на крупных выставках. За "Возвращение с медвежьей охоты", "Почтовую ярмарку" и "Ярмарку в Воронеже" жюри Парижской международной выставки присуждает Н.Е. Сверчкову орден Почетного Легиона, а картина "Возвращение с медвежьей охоты" приобретена для коллекции Наполеона III.

Из письма на родину: "В настоящее время, хоть я и обласкан иностранцами, но тяжело быть русскому за границей, и я мечтаю только о том, когда мне придется снова увидеть свое отечество, но вместе с тем, тяжелая мысль: что ожидает меня дома? Буду ли иметь работу, как имею за границей? - отравляет мою надежду..."

Возвращение в 1864-м г. было и радостным, и тревожным. Академия Художеств дает Н.Е. Сверчкову крупный государственный заказ, который обеспечивает его материально, но ломает его жизнь и портит отношения с коллегами. Николай Егорович становится тем, кем по сути никогда не был, - историческим и батальным живописцем. По-видимому , художник не смеет отказаться от несвойственной ему работы, т.к. заказы шли от самого императора.

Вот полотна заказного цикла: "Выезд царя Алексея Михайловича на смотр войск в 1664 году" (1866), "Царь Алексей Михайлович с боярами на соколиной охоте близ Москвы" (1874), "Поезд царя Ивана грозного на богомолье" (1878).

Когда я смотрю на первую из перечисленных картин, меня не покидает ощущение, что она выполнена другим живописцем, - так далека она по стилю и темпераменту от сверчковских работ. Подтверждением этому является великолепное творение, созданное мастером примерно в это же время (1864) - "Лошадь, выскакивающая из конюшни". Возможно, в нем сказалось влияние лучших представителей французского романтизма. Глядя на эту картину, созданную свободной, раскрепощенной рукой, испытываешь невероятное чувство обиды, что в расцвете сил художник вынужден был выполнять малоинтересные для него заказы.

В это время Сверчков по-прежнему любит изображать тройки и охотничьи сюжеты. Подобно П.К. Клодту, он превратил свою мастерскую в зоологический музей со множеством чучел и статуэток разных животных. Была при доме и небольшая конюшня, где стояли лошади, необходимые для работы. В своем домике он живет очень уединенно, уже не в силах влиться в художественную жизнь конца XIX века. Уже вовсю работают и В. Серов, и М. Врубель, и Головин. Для них Сверчков был живым анахронизмом.

В 1891 г. мастер пишет огромное полотно "Холстомер". Старый, разбитый конь спокойно дожидается конца, стоя среди кобыл и игривых жеребят.

Художник скончался в 1898 г. в возрасте 81 года и был похоронен близкими родственниками на Казанском кладбище Царского села. Могилу его я не нашла. И вообще захоронений людей, живших в Царском селе до 1917 года, я насчитала меньше десяти...

Каков итог жизни художника?

Проследим кратко эволюцию изображения лошади человеком. В доисторических росписях конь - опасное и дикое животное. В эпоху античности люди боготворили красоту коней, считая их "сынами моря", не отказывая им, впрочем, в независимости. Далее, в эпоху Возрождения в знаменитой статуе Вероккио конь послушен, он уже постоянный и покорный спутник человека. Произведения литературы сохранили нам имена коней знаменитых героев и полководцев. Живопись и скульптура в изображении лошадей "отставали" от литературы, - животные играли в них лишь подчиненную роль, -что в чем-то пошло им на пользу. Художник, дабы не оскорблять изменчивых вкусов сильных мира сего, должен был быть осторожен в изображении людей. Фантазию ограничивали и рамки существующих канонов, и интерес заказчика. Но во "второстепенные" детали картины живописец мог вложить даже свои преждевременно созревшие идеи. Безымянные кони у художников часто превращались в некие символы. Так, мне кажется, появились прекрасные кони Веласкеса с мягкими женскими очами. У Жерико они, напротив, неукротимы и олицетворяют силу освобожденного разума, а у Делакруа мощное буйное движение лошади уподоблено призраку, невесомому и парящему, как свободный человеческий дух ("Арабская лошадь в грозу"). У Пикассо неистовый конь - символ зла и разрушения ("Герника"). Проследить эти тенденции - задача сама по себе интересная, но выходит за рамки статьи.

Из русских художников, да и европейских, пожалуй, тоже, Н.Е. Сверчков первым показал лошадь не как символ, а как личность с индивидуальными чертами. Он как бы утверждал мысль: в результате длительного сосуществования с человеком конь обретает духовность, которая является отражением человека, им владеющего.

В заключение хотелось бы коротко упомянуть о работе, прямо не относящейся к изобразительному искусству, но перекликающейся с темой данной статьи. Это докторская диссертация Эдвины Круз (США) на тему: "Лошадь в русской литературе". Интервью с автором этой диссертации я нашла в журнале "Золотой мустанг" (1/1997). Перечитывая русских классиков, Э. Круз задумалась, почему именно лошадей они описывают с такой любовью, что означают для них эти образы. В своей диссертации она высказывает интересную мысль, что лошадь в понимании русских писателей - не рядовой персонаж, а символ чистоты, невинности и даже высокой морали. Думаю, с полным правом эту мысль можно отнести и к изобразительному искусству.

ОБСУЖДЕНИЕ

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru
Сейчас на сайте
Зарегистрированные: Анна Юрикова, Надежда Гришина, Юлия Удовенко, Полина Краснова, Николаева Олеся, solur7268, L.Лад, ...