Оформить подписку.

Имя (регистрация)

Пароль (вспомнить)

Войти без регистрации, используя...

СТАТЬЯ

Интервью с Ольгой Александровской

15 августа 2002

Автор: Екатерина Устинова

Корр: Как вы начали заниматься конным спортом?

О.А.: Я совершенно случайно услышала, как девочки во дворе обсуждали какие-то клички, лошадей... Я даже не знала о том, что у нас есть такой комплекс - он находился на отшибе, надо было еще от Тольятти ехать на автобусе минут 20. Там занимались в основном в летнее время - манежа там не было. Мне было лет 10, я стала заниматься в пони-клубе, но совсем не на пони, а на бешеных клепперах - в этом клубе были три сестры, эстонские клепперы с совершенно непроизносимыми кличками. Там я занималась около года, потом еще год я провела в учебной конкурной группе, а потом попала к кмс Александру Александровичу Самойлову, тренировавшему группу выездки. Родители о моем увлечении знали, но мама была против, конечно. Мама считала, что ребенок должен развиваться гармонично - заниматься спортом, музыкой, но музыка должна была быть на первом месте. Ну, и само собой, хорошая учеба. Музыку я забросила в шестом классе, хоть и занималась хорошо, и даже выступала, и стала заниматься верховой ездой 6 раз в неделю. Мама, думаю, до сих пор не одобряет моего выбора.

Корр: Расскажите, пожалуйста, о своем первом тренере.

О.А. В учебной группе я занималась, как и все с инструктором - потом я очень долго ждала того, чтобы меня взяли в группу к Александру Александровичу, и только через год это произошло. Мне так хотелось этого, что даже несмотря на то, что никто не занимался со мной посадкой, я села так, что меня взяли, собственно, после того, как обратили на нее внимание. И после этого я занималась у него 5 лет.

Корр: И какая лошадь вам запомнилась больше всего за время этой учебы?

О.А.: У меня был такой тракенненский жеребец Пафос, потомок Пепла в каком-то пятидесятом колене, с бельмом на левом глазу - вообще сложный конь, но много умеющий. Он менял ноги в один темп, делал пассаж, хорошие пируэты. Я ездила на нем три года и, работая с ним, многому научилась - к примеру, он замыкался, плохо двигался вперед, что помогло приобрести привычку никогда не прихватываться за повод.

Корр: Вы помните свои первые выступления?

О.А.: Второй разряд я выполнила на Боре, буденновском коне, в 12, по-моему, лет. А уж потом стала выступать на Пафосе и два года везде была последней - все-таки, он был сложный. На третий год я неожиданно начала на нем выигрывать по Самарской области, проехала костюмированный кюр - всем очень понравилось. А потом его увезли в завод - он все-таки на год старше меня был - а мне привезли арабо-буденновца Рисунка, который вешался на ограждение манежа.

Корр: В каком смысле?

О.А.: Когда один оставался, не хотел работать - лез в ограду, и висел на ней :) Как ни странно, на областных соревнованиях он начал у меня бегать какой-то очень хорошей рысью - я даже выигрывала на нем - как раз началось все это спонсорство, и спортсменам начали давать какие-то призы. Это была моя последняя лошадь в Тольятти, и в 1998 году, закончив школу, я ушла из клуба, переехала в Москву и начала тренироваться на Планерной.

Корр: А почему выбрали выездку, а не конкур?

О.А.: А потому что Александр Александрович не разрешал девочкам прыгать. Т.е. у меня не было выбора - я даже не задумывалась, хочу ли я в конкур, само собой так получилось. Мы прыгали, конечно, все равно, когда его не было. Кстати, сейчас у него взгляды поменялись.

Корр: Расскажите, пожалуйста про вашу нынешнюю лошадь, Арлекина.

О.А.: Он попал ко мне 4 года назад, в ноябре 1998 года, когда я начала заниматься с Еленой Сидневой. Ему тогда было 11 лет, и я начала ездить на нем и на тракенненском Вернисаже, которого мне отдала Елена. До этого на Арлекине ездили несколько человек, и никаких выдающихся результатов он не показывал. Первый старт у меня на нем состоялся в феврале на соревнованиях на Планерной. Это были какие-то отчетные соревнования, которые я неожиданно для себя выиграла, заняв на Арлекине первое, а на Вернисаже второе место. Потом Елена уехала в Австрию, и я осталась одна. И как-то само собой получилось так, что Людмила Аминева где-то раз подсказала, два, и стала со мной заниматься, хоть и не регулярно сначала.

После этого в апреле 1999 года я выступила на юношеской Москве и выиграла с результатом почти 64%. Людмила тогда начала заниматься со мной уже регулярно, и в конце мая я опять выиграла юношескую Москву с результатом 66%. Первый год мы с Арлекином по взрослым ездам не ездили - единственным исключением стал Кубок Вызова, где я растерялась от вида иностранных судей, и наехала всего 62%. Мастера спорта я выполнила на нем на юниорской России как раз в 1999 году.

В 2000 году я в первый раз поехала в Минск и проехала сначала неплохо Малый приз, а Средний 1 уже ехала с температурой, и проехала неважно, не попав в кюр. Потом осенью у Арлекина было сильнейшее отравление, после которого он вылетел из работы до апреля - вообще выжил чудом, неделю температура не опускалась ниже 40. Вот здесь как раз повезло, что он жеребец, а не мерин - мерин мог бы не выкарабкаться. Потом некоторое время все было хорошо, а прямо перед Кубком Мэра вдруг вылезла ревматика, и следующее мое выступление было лишь на Кубке Альфареса в ЦСКА - я ехала кюр. В общем, 2000 год как-то для нас не сложился.

Потом уже все наладилось, и теперь мы регулярно выступаем - в общем, достаточно успешно.

Вообще, Арлекин довольно строгий жеребец, но не опасный, управляемый. Если его не баловать и не ласкаться с ним - все нормально, с ним можно справиться, по большому счету, в работе он больше флегматик. Он действительно такой, в себе, не ласковый, независимый конь. Но, как и с любым жеребцом с ним, конечно непросто - особенно на соревнованиях, где никогда не знаешь, кого поставят рядом - кобылу, мерина или жеребца.

Корр: А не планируете ли Вы ехать на нем Большие езды?

О.А.: Я хочу попробовать, но вообще, разница между большими и малыми ездами очень большая. В принципе, он делает все элементы, мы пробовали даже пиаффе, но я боюсь, мы не успеем подготовиться в перерыве между окончанием этого сезона и началом следующего. Может быть, попробуем Средние езды - сейчас Средний 1 и 2 выделили в отдельную группу. В Среднем 2 есть элементы Большого, но сама езда не такая сложная. Так что попробуем.

Корр: А вообще есть ли у вас идеал лошади?

О.А.: Да, Бонфайер :)

Корр: А Вы как думаете, оправдано ли стремление отечественных спортсменов непременно приобрести лошадь иностранного происхождения?

О.А.: Я думаю, нет - у нас много своих прекрасных лошадей, хорошие лошади есть в Беларуси например. Взять того же Расти, Артакс-Кондора Сидневой. У нас есть хорошие лошади, но очень много зависит от работы, конечно.

Корр: А какую породу Вы предпочитаете?

О.А.: У меня как-то не было выбора. Мне все больше попадаются тракены. Один вот только ганновер - молодой совсем конь, еще не заезжен.

Корр: Сколько у вас сейчас лошадей в работе?

О.А.: Стабильно в работе четыре - три моих и один частный конь. Молодого мы планируем заезжать ближе к осени, но это очень отдаленная перспектива. Ганноверы очень позднеспелы, Зиф вот только к семи годам более или менее закончил расти.

Корр: А какая победа запомнилась вам больше всего?

О.А.: Не знаю, как насчет запомнилась, но дороже всего мне та самая первая победа на Планерной. Мы же никуда не выезжали в Тольятти - только городские и областные соревнования, так что тренироваться у самой Сидневой, а потом еще объехать москвичей - это было, конечно, сильное впечатление. Вообще, всякая победа приятна, каждая дорога, но такого радостного удивления я больше пока не испытала.

Корр.: А теперь какой турнир нравится больше других?

О.А.: Мне очень нравится выступать в Беларуси, жаль только, что у них каждый год на все лето в гостинице отключают воду. Нижный Новгород тоже очень нравится, там всегда все очень хорошо организовано, сам город очень приятный, очень дружелюбные и гостеприимные люди. Очень хорошие соревнования теперь проводятся в Комарово. Одним словом, мне нравятся все соревнования, которые проводятся не в Москве.

Корр: А почему?

О.А.: Потому что между этими соревнованиями нужно успеть еще на базе всех отработать, а потом еще выступить.

Корр.: Какие качества Вы считаете необходимыми для спортсмена в выездке?

О.А.: Я думаю, в выездке важно прежде всего терпение, моральная готовность к тому, что тебе придется в течение долгого времени повторять одно и то же, и стремление к какому-то поиску - стремление к лучшему, потому что в выездке никогда не бывает слишком хорошо, обязательно есть над чем работать.

Корр.: У нас на форуме очень много обсуждались вопросы и проблемы судейства в выездке - как Вы считаете, отличается ли наше судейство от зарубежного? Почему мы не видим ни 10, ни 9 в протоколах?

О.А.: Я думаю, что основной причиной является то, что конный спорт у нас стал более или менее ориентироваться на то, что творится в мире, лишь в последнее время. До этого все варились в собственном соку, выезды за границу были редки, к нам зарубежные судьи и спортсмены приезжали тоже редко, и у судей сформировался свой взгляд на то, что хорошо, а что плохо. На Западе судьи оценивают совсем другое - свободу движения, пусть сбор будет не очень глубокий, пусть лошадь где-то немного ошибется, но все это на свободном, естественном, активном движении. А у нас главное, чтобы спортсмен чисто отъехал по буквам. Бывает, смотришь в протокол - за хороший элемент иностранные судьи ставят 8, за не очень хороший - 5, а в протоколе наших судей - 6 и за то, и за другое. Вечная серединка. Вообще, сейчас уже больше возможностей перенимать опыт зарубежных судей - все больше таких соревнований проводится. Даже за время моих выступлений уже произошли изменения - теперь уже реально получить оценку в 68%, раньше даже 65% были большой редкостью. 7 баллов можно было получить лишь за идеально выполненный элемент.

Корр: Состоите ли Вы сейчас в каком-либо клубе? Насколько нам известно, вас приглашали выступать за "Конников Планерной".

О.А.: Нет, на данный момент я пока не состою в этом клубе - сейчас пока решаются организационные моменты. Надеюсь, этот вопрос скоро решится.

Корр: Хотели бы Вы поработать/постажироваться заграницей? Какая страна вас привлекает больше всего?

О.А.: Я бы хотела попасть в Голландию. Я думаю, что в ближайшее время будет продолжаться соперничество Германии и Голландии, и мне кажется все-таки, что пока будущее за голландцами.

Корр: Если бы Вы не занимались спортом, выездкой, кем бы Вы стали?

О.А.: Логопедом. У меня мама логопед, надо сказать, выдающийся специалист. Так что скорее всего, я думаю, им бы и стала - маме, во всяком случае, это было бы очень приятно.

Корр.: Вы ведь сейчас учитесь?

О.А.: Да, сейчас я перешла на третий курс Московской Государственной Академии Физической Культуры.

Корр.: У вас такой напряженный график - вообще у вас бывает отпуск? Как Вы его проводите? Как проводите свободное время?

О.А.: Первый и на данный момент последний отпуск у меня был этим летом в июне - я ездила на неделю в Тольятти. Теперь я думаю, что если куда-нибудь поеду отдыхать, однозначно постараюсь обойти подальше все местные конюшни. Хотелось бы уехать отдыхать куда-нибудь, где нет лошадей. По поводу свободного времени - я очень люблю театр, но в последнее время опасаюсь идти даже на что-то очень интересное - просто боюсь, что не досижу до конца, засну. Конечно, времени не хватает, а если выдается свободный час, хочется просто выспаться. Вообще очень нравится классическая музыка, классические произведения и в театре, и в литературе.

Корр.: Есть ли у Вас мечта, чего бы Вы хотели достичь в конном спорте?

О.А.: Я хочу попасть на Олимпиаду. Мне очень этого хочется, но если этого не произойдет... Я люблю сам процесс работы... Хотя, хочется, конечно.

Корр: Спасибо за интервью и желаем, чтобы Ваша мечта сбылась!

ОБСУЖДЕНИЕ

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru
Сейчас на сайте
Зарегистрированные: Sasha Prinada, Troya, Грушка, ...