Оформить подписку.

Имя (регистрация)

Пароль (вспомнить)

Войти без регистрации, используя...

СТАТЬЯ

Светлейший покровитель

29 декабря 2000

К 140-летию со дня рождения великого князя Дмитрия Константиновича

Автор: Татьяна Ганф, журнал Кони Петербурга

Каждый уголок нашего города хранит память о лицах и событиях. "Весь Летний сад - Онегина глава, о Блоке вспоминают острова, а по Разьезжей бродит Достоевский". Недалеко от Разьезжей находится место, тоже тесно связанное с памятью великого писателя. "...Перо скрипит, и многие страницы Семеновским попахивают плацем..." Семеновский плац... Именно здесь Достоевский пережил последние минуты перед смертной казнью, которая в последний момент была заменена сибирской каторгой. Но само место хранит память не только об "омском каторжанине".

Для любителей лошадей это место означает только одно: здесь был самый известный в Петербурге ипподром, построенный в 1880 году Императорским Петербургским обществом поощрения рысистого коннозаводства, просуществовавший до Великой Отечественной войны. Просматривая старые ипподромные программки, читая отчеты о бегах, мы сталкиваемся с любопытной подробностью: в дореволюционные годы Общество поощрения коннозаводства разыгрывало огромное количество именных призов. Причем учреждались они не в честь давно умерших, но прежде всего во славу здравствующих членов Общества, внесших значительный вклад в дело рысистого коннозаводства страны.

Перенесемся мысленно в 1895 год. 1-го июня был разыгран приз в честь Его Императорского высочества великого князя Дмитрия Константиновича. Основной приз составлял 3 тысячи рублей и разыгрывался для жеребцов и кобыл четырехлетнего возраста. Победителю выплачивали 2 тысячи, из которых заводчику полагалась золотая медаль в 200 рублей, владельцу 1600 рублей серебром. Лошадь, пришедшая второй получала 700 рублей, третья - 300, а четвертой - возвращалась подписка, т.е. сумма залога, внесенная перед соревнованиями. Дистанция приза была 1,5 версты с хода (1600 м), лошади бежали отдельно, на время, с правом ехать два гита. Чем же заслужил великий князь благодарность современников и потомков?

Великий князь был страстным конским охотником, и первенствующее место в его душе, наверное, все же занимали рысаки: он не только состоял в почетных членах многочисленных рысистых обществ, выделял деньги для призов, дорогие серебряные вещи с вензелями "Д.К.", субсидировал участие русских лошадей в международных выставках (например, для участия в Чикагских выставках в 1893 году он выделил 45.677 рублей, а 1902 г. - 16.076 рублей); но и владел собственными конными заводами - Дубровским и Стрельнинским. Однако ценил он и лошадей других пород. Например, в Стрельне разводил финских лошадей, которых даже отправлял в качестве улучшателей в захолустную Чердынь. Не следует забывать и то, что великий князь был человеком военным - командиром лейб-гвардии Конно-Гренадерского полка, чьи казармы располагались в Петергофе, сразу же за границей архитектурного ансамбля Марли. Поэтому на лошадь он смотрел широко, понимая ее значение для военных и хозяйственных нужд.

Его собственные лошади участвовали в конских выставках и спортивных состязаниях: на Всероссийской конской выставке 1910 года рожденный в Дубровском конном заводе жеребец Базик получил золотую медаль, медалью были отмечены и финские лошади князя. Неоднократно получал призы на скачках его жеребец Хулиган. Интересна судьба этих наград, бережно хранившихся в Мраморном дворце. В 1916 году великий князь Дмитрий Константинович внес в Государственный банк 132 золотые медали и 33 золотых жетона, - это был его вклад в защиту родины, сам он уже не мог служить в действующей армии из-за слабости зрения. Направлял он значительные средства и на устройство лазаретов, а для увечных и выздоравливающих солдат при лазарете им. Дмитрия Константиновича была организована шорная мастерская. В 1915 году Петроградское общество выделило на устройство этого лазарета 30.926 рублей, остальные деньги были добавлены из личных средств Дмитрия Константиновича. Три года на передовой, часто под обстрелами находился поезд, также оборудованный на средства великого князя и Государственного коннозаводства.

Заняв пост Главноуправляющего коннозаводством, великий князь Дмитрий Константинович поощрял все передовое в науке, опекая Казанский и Харьковский ветеринарные институты, учреждая премии (так в 1901 году премию в 1000 рублей получил варшавский профессор ветеринарии Е.Е.Евтихеев); инспектировал князь государственные конные заводы, поддерживал спортивные общества.

Так, при Конно-Гренадерском полку было организовано спортивное общество его имени. В нем числилось около ста человек, среди них более 50 - действительные члены, около 20 - пожизненные, отличившиеся в спорте и, наконец, Почетные - Великие князья Дмитрий, Николай и Сергей, командир полка князь Василий Александрович Долгорукий. Деятельность общества была круглогодичной: ежедневно его членам предоставлялись препятствия и прислуга для тренинга. Основные соревнования проходили в мае и в декабре. Среди членов общества были владельцы собственных лошадей и спортсмены, выступавшие на чужих. Соревнования представляли из себя многоборье и разыгрывались в несколько дней. Их целью было не только достижение спортивных результатов, но и выявление перспективных лошадей, имея в виду, прежде всего, военные нужды. В два дня проводились соревнования по нескольким видам: первый день - в манеже, второй день - 25-ти верстный пробег, после которого скачка на 1,5 версты. Пробеги проводились в Красном Селе и в селе Дмитриево (нынешнее Аннино).

Премиальный фонд был значителен и складывался, в основном, из пожертвований высочайших шефов. Спортивная жизнь полка не дублировала, а дополняла служебную войсковую практику, давала не только выход спортивному азарту, но и поощряла значительными по тем временам суммами лучших спортсменов и владельцев лучших лошадей.

Общественная деятельность князя не ограничивалась лишь лошадьми, будучи страстным автолюбителем, он состоял почетным членом Российского автомобильного общества, был почетным председателем Российского общества покровителей животных...

Роковой 1917 год он встретил в своем имении Кичкине в Крыму. Если бы он оставался там, то вместе с остальными "крымскими" Романовыми покинул бы страну. Но ответственность перед людьми, перед данным ему Богом делом, заставила его вернуться в Петроград, попытаться вступить в переписку с Керенским, умоляя государство принять его конный завод, стрельнинское имение, и тем самым оградить национальное достояние от расхищения, а знающих и ответственных специалистов от террора. Обращения к Керенскому остались без ответа.

После октябрьской революции князь был арестован и в январе 1919 года расстрелян без суда и следствия во дворе Петропавловской крепости, разделив тем самым участь многих Новомученников Российских и до последнего мгновения молясь о своих убийцах. И сейчас, возрождая утраченные традиции, стремясь к возрождению ипподрома в Петербурге, мы ищем в его светлой памяти укрепления собственным стремлениям и надеемся на его молитвенную помощь.

ОБСУЖДЕНИЕ

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru
Сейчас на сайте
Зарегистрированные: Надежда Духновская, SupriK-)), Андрей_К, pusik205, ...