Оформить подписку.

Имя (регистрация)

Пароль (вспомнить)

Войти без регистрации, используя...

ФОТО НЕДЕЛИ

Дружба

Менестрель

« к странице пользователя


Менестрель

3 июня 2007, 23:10:31
Странное настроение... я ждy грозы... yже который день...
в голове мyзыка, которyю я не могy записать... тысячи мелодий сливающихся в единyю симфонию...

странно но в эти дни я понял,что взрослею. Зачем? сам не знаю зачем... если честно мне не очень-то и хочется, но так или иначе приходится.Кyда-то все меняется в моей дyше. Я становлюсь... черствее что ли... отрешеннее... не знаю...
мне не хотелось бы терять мое восприятие мира... но я бyдто бы начал закрываться ото всех. Если лишь несколько дрyзей которым я могy рассказывать о том,что меня тревожит. А остальной мир... бyдто бы проходит мимо.
Иногда мне кажется,что я становлюсь похожим на героя моего старого рассказа, написанного около пяти лет назад.

Акмед снова сидел у костра с гитарой. Темнело, и снег отражал тысячами искр свет звезд и костров. Легкий морозец вносил в этот пейзаж какую-то необъяснимую прелесть и романтику. Но, романтики не было… Были разбитые сердца и поломанные судьбы. Рядом с Акмедом сидело несколько воинов, это были одни из самых жестоких и отчаянных ребят. Таких же, как он сам. Властитель в последнее время часто сидел с гитарой. Он что-то наигрывал, а иногда и насвистывал, но никогда не пел. Элениэль подсела к воинам. И стала слушать Акмеда, в тайне она надеялась, что сегодня он все-таки запоет. Но он молчал… Тогда девушка тихонько тронула его за руку и попросила спеть. Акмед в начале поморщился и качнул головой, но потом сказал:
- Вы хотите услышать песню? Ну, что ж… слушайте. Эту балладу любят петь у нас вечерами у костров. И сочиняли её несколько человек.
Он снова заиграл ненавязчивую, но красивую мелодию и принялся насвистывать. Сначала он скорее заговорил, чем запел, но потом голос стал литься одной нитью. Оказалось, что у Акмеда очень красивый и проникновенный голос, довольно высокий и с чуть металлическими интонациями.
В глубь степи порыжевшей уносил меня конь
За душой моей грешной по пятам шел огонь.
Это ль воля господня, что на зависть заре
Должен был я сегодня умереть на костре.

Или Дьявол от скуки затерялся в толпе
Что из боли и муки выпечь хлеба себе
Было все очень просто, к горлу острая сталь
Велено на допрос нам отвести тебя, шваль…
Акмед чуть улыбнулся, верно, возвращаясь мыслями к прошлым временам. И впервые его улыбка показалась Элениэль не такой холодной и жестокой, даже сине-льдистые глаза чуть улыбнулись.
Обознались вы право, я всего лишь поэт
Не искал себе славы, не бранил божий свет
Я скиталец безродный и на меч не похож
ни к чему не пригодный мой заржавленный нож

Я вина не касался, слушал птиц и листву
И вовек бы не взялся обучать ведовству
Старый плащ мой изорван и в кармане дыра
И накаркал мне ворон, что умру до утра.
«По-моему он поет не нам, а звездам…»- подумала Элениэль, наблюдая за этим прекрасным певцом… таким жестоким и таким красивым…
Не хитри, чернокнижник, ты известен как черт
В самой жалкой из хижин твоим песням почет
Ты купался в отраве и летал по ночам
И приказывать в праве зверям и мечам

Ты дева красивых и свирепых врагов
Околдовывал силой своих клятых стихов
Погоди-ка, дождешься приговора судий
И тогда посмеешься ты с осиной в груди
По губам Акмеда скользнула презрительная и гордая улыбка.
Что мне стоит заклясть их, стражи рухнули в пыль
Кандалы на запястьях растеклись будто гниль
Конь чернее, чем сажа прибежал на мой зов
Путь причислят, не важно, к легиону воров.
И в этот же момент к Акмеду подошел Ночной Охотник и ласково ткнулся мордой в плечо хозяину. Элениэль внезапно про себя отметила, что конь чернее, чем сажа… Может эта баллада имеет какое-нибудь отношение к жизни самого властителя? Не уж то он и вправду когда-то был бродячим бардом? Вполне возможно… 5000 лет… быть могло многое…
Пусть погоня и плети за спиною свистят
По степи словно ветер, я лечу на закат…
И баллада закончилась тихим насвистыванием… Акмед даже не обратил внимания на то, что к их одинокому костру подошло довольно много народа. Он кинул недобрый взгляд на собравшихся, поднялся и тенью ушел в сторону леса. Элениэль хотела пойти за ним, но Эрегор, старый бывалый воин и как видно хороший друг Акмеда, взял её за руку.
- Оставь его. Это одинокая душа. Душа волка. Ты ничем ему не поможешь…
Девушка изумленно посмотрела на старого воина и села обратно.
- Я только хочу помочь ему…- тихо проговорила она.
- Ему уже никто не поможет…

ОБСУЖДЕНИЕ

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru
Сейчас на сайте
Зарегистрированные: Garrkrashy, Rebenok777, Дмитрий Щербатых, IvlevaOV, Vlad Bezrukov, Полина Венглинская, Александр Кочетов, Mikaella, Виноградов, Alba_s, ...