Оформить подписку.

Имя (регистрация)

Пароль (вспомнить)

Войти без регистрации, используя...

СТАТЬЯ

Королевский Аскот: зарождение традиций

25 октября 2002

История ипподрома от королевы Анны до королевы Виктории.

Автор: Е.Шт.

В 1711 году королева Анна проезжала через Виндзорский лес, следуя за охотничьим кортежем. Как и многие из семьи Стюартов, королева питала слабость к охотам, скачкам и тому подобным сельским увеселениям. К 46 годам королева Анна страдала от избыточного веса, поэтому верхом она не ездила, да и пешком передвигалась с трудом. Однако ее страсть к скачкам была велика. Итак, проезжая через Виндзорский лес, королева обратила внимание на обширную пустошь, идеальную с ее точки зрения для длинных галопов. Королева отдала приказ герцогу Сомерсету расчистить пустошь от кустарника и подготовить ее к проведению скачек.

12 июня 1711 года в London Gazette было напечатано объявление: "Приз в 100 Гиней будет разыгран на новом ипподроме в Аскоте, рядом с Виндзором, во вторник, 7го августа".

Несмотря на то, что скачки были назначены на 6 и 7 августа, они не состоялись до 11 августа. Задержка, вероятно, была связана с тем, что ипподром был еще не подготовлен должным образом. Семь лошадей, записанных в скачку, не были представителями чистокровной верховой породы, блистающей на ипподромах уже три столетия. Чистокровная порода лишь зарождалась в те времена, когда Darley Arabian'у было 11 лет, а Godolphin Arabian еще не родился.

На какую дистанцию проходила та первая скачка, неизвестно, но предполагается, что она составляла 4 мили, или 2 круга по ипподрому.

Большинство лошадей, скакавших в Аскоте в те времена, принадлежали придворным и являлись их охотничьими лошадьми. О тесной связи охот в Виндзорском лесу и скачек в Аскоте напоминает нашим современникам униформа распорядителей на Королевских митингах, чьи зеленые сюртуки - точная копия ливрей охотников XVIII века.

До нас не дошли имена лошадей-победителей тех скачек, за которыми наблюдала королева Анна. В то время никто не мог предвидеть, что она заложила один из краеугольных камней общественной жизни Англии и стала основательницей одного из самых знаменитых скаковых митингов не только Англии, но и мира.

В августе 1713 года королева Анна в последний раз присутствовала на скачках в Аскоте. Она скончалась 1 августа 1714 года, и корона перешла к Георгу I. Ни Георг I, ни его сын и наследник, Георг II, не питали ни малейшего интереса к скачкам. В отсутствие монаршьего внимания Аскот влачил жалкое существование последующие 30 лет. Скачки либо не проводились вообще, либо минимальный призовой фонд привлекал немногих владельцев.

Скачки в Аскоте возобновились в 1744 году, и их популярность стала стремительно расти благодаря Вильяму-Августу, герцогу Кумберлендскому, второму сыну Георга II. Кумберленд был профессиональным солдатом, азартным игроком, делавшим огромные ставки в картах и на скачках. Герцог Кумберленд был также губернатором штата Вирджиния в Америке. Как и королева Анна, герцог был очень дородным, возможно, в результате тяжелого ранения в битве. В Виндзорском лесу герцог основал один из лучших конезаводов страны. Его лошади часто скакали в Аскоте, расположенном неподалеку, и принесли своему хозяину много побед. Герцога Кумберленда трудно было назвать приятным человеком, но он вошел в историю чистокровного коннозаводства как владелец Эклипса. Среди лошадей его завода выделялся крупный рыжий жеребенок, названный так в честь солнечного затмения, случившегося 1 августа 1764 года. Величайшая лошадь, он ни разу не был побежден, участвовал в 18 скачках. Эклипс принадлежал к мужской линии Darley Arabian, чья кровь доминирует в настоящее время в чистокровном коннозаводстве, далеко превосходя по влиянию кровь Godolphin Arabian и Byerley Turk.

Еще одной особой королевской крови, оказавшей огромное влияние на развитие Аскота, стал племянник герцога Кумберленда, Георг, принц Уэльский. Несмотря на все попытки его воспитателей и родственников, принц в юном возрасте воспылал страстью к скачкам. Он тратил огромные суммы на покупку лошадей, которые сначала проходили тренинг в Ньюмаркете. Своему жокею, Сэму Чифни (Sam Chifney) принц платил неслыханную по тем временам сумму - 200 гиней в год. Несмотря на некоторые странности характера, Чифни был великолепным жокеем, который больше полагался на тактику в скачке, чем на Господа Бога. Его манера бурно финишировать даже получила название The Chifney Rush. К 1790 году принц выставлял на скачки в Аскоте не менее 40 лошадей.

Общественное положение и приятные манеры принца Уэльского сделали его чрезвычайно популярным в высшем свете. Зная о том, что он каждый июнь посещает скачки в Аскоте, дворяне стекались туда со всего юга Англии. Хозяева гостиниц и постоялых дворов могли запрашивать любые цены за апартаменты, и ни одна из комнат не пустовала в течение скаковой недели.

Когда лошади принца начали скакать в Аскоте, на ипподроме не было ни трибун, ни каких-либо других построек. Вдоль скаковой дорожки выстраивались вереницы разнообразных экипажей, а к услугам любителей азартных игр разбивались шатры, где можно было не только сделать ставку на лошадей, но и развлечься карточными играми. Этим перечень увеселений скаковой недели не ограничивался. Каждый вечер знать собиралась на балах, театры были полны, а среди менее аристократических развлечений можно упомянуть петушиные бои и боксерские поединки.

Сначала король Георг III разделял увлечения скачками своего старшего сына. Несколько лет подряд Георг III лично присутствовал на скачках, но, когда долги принца превысили все разумные пределы, король стал неодобрительно относиться к бесконечным тратам на содержание и покупку лошадей.

Увлечение скачками для принца Уэльского прервалось неожиданно. В октябре 1790 года он поставил много денег на свою лошадь, Эскейп (Escape), которая, будучи фаворитом 2/1, проиграла скачку. На следующий день Эскейп легко выиграл скачку на вдвое большую дистанцию. Распространились слухи, что Чифни придержал лошадь в первой скачке. Жокей-клубом было проведено расследование, вердикт которого звучал так: "Если Чифни останется жокеем принца, ни один джентльмен не выставит своих лошадей в одной скачке с ним". Несмотря на то огромное удовольствие, которое получал принц от скачек, он распродал всех своих лошадей, сказав, что у него может работать только один жокей - Сэм Чифни. Этот истинно королевский поступок в полной мере отражает благородство натуры принца Георга, который позже стал королем Георгом IV.

В 1807 году в Аскоте была проведена скачка, существующая до настоящего времени: Золотой Кубок. Первым победителем стал Мастер Джек (Master Jack), а всего в первой скачке участвовали 4 лошади. В 1813 году Парламент издал специальный Акт, в котором предписывалось сохранить Аскотскую пустошь для проведения там скачек. В 1814 году королевские скачки посетили многие европейские знаменитости. В год победы над Наполеоном фестиваль был особенно ярким и праздничным. Среди приглашенных были прусский король Фредерик-Вильям II, великий полководец Герхард Блюхер, царь Александр I, генерал Платов.

В январе 1820 года король Георг III скончался, и на престол вступил его сын, Георг IV. В годы его правления скачки в Аскоте приобрели особый блеск и популярность. В 1822 году по чертежам Джона Нэша была построена королевская трибуна, а на лужайку вокруг нее допускались только те, кто получал приглашение от самого короля. В наше время эта часть ипподрома называется Royal Enclosure. Тремя годами позже Георг IV положил начало еще одной традиции: он появился на скаковой дорожке, лично управляя запряжкой из 4 лошадей, его сопровождали еще 3 экипажа. С тех пор королевский кортеж ежегодно открывает скачки.

Георг IV снова владел скаковыми лошадьми, но после расследования дела Эскейпа он выставлял их на скачки не от своего имени, а от имени управляющего конюшен и тренера. После сканадала с Эскейпом Чифни так и не был реабилитирован, оставил скачки, попал в тюрьму за долги и умер там в возрасте 58 лет в 1807 году. Семейную династию продолжили два сына Сэма: Билл и Сэм-младший.

В то время Золотой Кубок только начинал завоевывать репутацию главной скачки сезона. Заветная мечта Георга IV была выиграть именно этот приз. За невероятную сумму в 4 тысячи гиней он купил четырехлетнего Колонела (Colonel). В день открытия королевского скакового митинга в 1829 году, 4хлетний Зингани (Zinganee), принадлежащий Биллу Чифни, выиграл Отлэнд Стейкс. Хотя Зингани имел хорошие шансы на победу в Золотом кубке, Билл Чифни выставил его на продажу. Лошадь была куплена лордом Честерфилдом. На ней скакал Сэм Чифни, который унаследовал феноменальное чувство лошади и манеру езды своего отца. Зингани легко выиграл Золотой Кубок в том же году.

На следующий год Аскот являл собой печальное зрелище. Королевская трибуна была закрыта. 67-летний король Георг IV умирал в 6 милях от ипподрома в Виндзорском замке. Из-за сердечных приступов он не мог лежать, и даже спал в кресле. До последних минут жизни он продолжал интересоваться тем, что происходит в Аскоте. В последней попытке выиграть Золотой Кубок, Георг купил Зингани у лорда Честерфилда. Однако результаты были неутешительными. Зингани пришел последним, а выиграла скачку Люсетта (Lucetta), принадлежавшая сэру Марку Вуду. Через 16 дней Георг IV скончался.

В 1834 году в программу королевского митинга была включена еще одна скачка, которая проводится и в наше время: Сен-Джеймс Палас Стейкс (StJames Palace Stakes). Пришедший на престол Вильям IV совершенно не интересовался скачками, и в годы его правления основной фигурой в Аскоте стал лорд Честерфилд. После удачной покупки Зингани, он приобрел за 3 тысячи гиней Приама (Priam), победителя Дерби 1830 года.

В 1835 Золотой Кубок выиграл Гленко (Glencoe), который в дальнейшем был куплен полковником Дженксоном из Алабамы (США). Год спустя этот приз выиграл Точстоун (Touchstone), абсолютно не примечательный до года, но выросший в великолепного жеребца, выигравшего Золотой Кубок дважды подряд: в 1836 и 1837 годах. В заводе он дал нескольких победителей Дерби.

В 1837 году в одной из скачек королевского митинга победила лошадь Веншн (Vension), которую тренировал Джон Дэй (John Day), предок знаменитого Лестера Пиготта. Джон Дей был одним из самых успешных жокеев того времени, хотя вследствие небольшого веса он не был способен сделать энергичный рывок на финише. С другой стороны, он был очень надежным и невозмутимым жокеем, способным точно следовать полученным перед скачкой инструкциям. В 1835 году он оставил работу жокеем, и в качестве тренера добился не меньших успехов.

В 1837 году закончилась эра становления Аскота как самого модного ипподрома Англии. Две персоны, больше всех сделавших для Аскота в то время - это герцог Кумберленд, один из основных коннозаводчиков 18го века, и король Георг IV.

20 июня 1837года Вильям IV умер, оставив престол своей 18летней племяннице, Виктории. С этого момента начинается история викторианского Аскота.

ОБСУЖДЕНИЕ

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru
Сейчас на сайте
Зарегистрированные: Natten, Марина Антонова, vadim_12000, Марина Губченко, zayka_jul, Alek, Светлана Яшкина, ...